<< Главная страница

Питер Устинов. Убийцы




В каком возрасте убийце следует уходить на покой? Этот жгучий вопрос волновал мосье Амбруаза Плажо, вновь назначенного шефа бюро французской сыскной полиции Сюртэ, именуемого отделом депортации. В функции этого отдела входило обеспечение безопасности высокопоставленных иностранных гостей Франции посредством задержания всех потенциальных террористов и временной высылки их в отдаленные места. Оторвавшись от лежавшей перед ним на столе кипы документов, мосье Плажо окинул изучающим взглядом сидящего напротив человека и нахмурил чело.
- Итак, вы утверждаете, что у вас сложились весьма приятные отношения с моим предшественником, мосье Латием?
- О да, мосье. Его отставка была для нас всех тяжелым ударом.
- Для всех? Так вы не один? Сколько же вас?
- Всего шестеро. Члены Интернационала нигилистов.
- Нигилизм перестал существовать еще к концу прошлого века.
- Так кое-кто считает.
Плажо вздохнул. Слова собеседника и забавляли, и интриговали его, но, будучи примерным служакой, Плажо не мог позволить себе выказать ни малейших эмоций. Он снова пробежал глазами документы. Самый древний из них, хрупкий и пожелтевший, был датирован восемнадцатым июля тысяча девятьсот третьего года. К документу была приложена фотография преисполненного достоинства молодого человека, чья длинная шея, увенчанная головой с гривой пышных черных волос, вырастала из стоячего воротника с бабочкой, который был ему велик на несколько размеров. Звали юношу Братко Звойнич. Продолговатый нервный почерк давно скончавшегося полицейского сообщал, что Звойнич был задержан по просьбе генерального консула Черногории как подозреваемый в принадлежности к терро- ристической организации.
Плажо быстро пролистал остальные документы в досье Звойнича. В тысяча девятьсот десятом году он был снова арестован, на этот раз под именем Бруно Сильберберга.
- Почему вы изменили фамилию на Сильберберг?
- Как, я был и Сильбербергом? Знаете, за свою жизнь я сменил столько имен, теперь и не вспомнишь толком, почему я выбирал именно то или это.
- Понятно.
Глянув поверх очков, Плажо сравнил юношу на фотографии с сидящим перед ним высохшим, сморщенным старым астматиком. Он облысел - ни прядки, ни даже тени волос. Голова его сияла точно полированная и - видно следствие какого-то несчастья - застыла в самом неловком положении. Утратившая подвижность, рассеченная сзади морщинами шея и большие набрякшие веки - одно из них, вздувшись, как парус, закрыло на три четверти его правый глаз - придавали старику сходство с черепахой, глубокомысленной и одновременно нелепой.
На воротнике пиджака отчетливо виден был ярлычок фирмы - воротник оттопыривался сам собой, желая объять давно иссохшую плоть. Улыбка, навечно застывшая на лице, выражала не столько добродушие, сколько иронию, как бы подчеркивая: старик немногого ждет от людей; но твердые складки в уголках рта наводили на мысль, что он привык получать от людей больше, чем они готовы были ему предложить. В страстном и приторном выражении его лица проскальзывало нечто левантийское*: отрешенность, причастность к истории, дремотная сонливость, сменившая годы напряженные, кипучие, презрение ко всему материальному, усталое разочарование в недолговечной суетности бытия. ------ * Левант - традиционное название древних стран восточного Средиземноморья, жителям которых приписывалась чрезмерная утонченность и изощренность нравов. -------

Голос его, приглушенный пылью и черным табаком, звучал еле слышно. Хрупкие слова вырывались из астматических хриплых вздохов и, казалось, доносились откуда-то издалека. Плажо почувствовал невольную симпатию к посетителю - в нем было что-то настоящее.
- Напомните мне еще какие-нибудь мои псевдонимы, сказал старик неожиданно.
Плажо охотно уважил его просьбу:
- Владимир Иликов, Рене Сабуро, Вольфганг Тичи, Антал Соломон, граф Наполеон де Суси...
Услышав последний, старик разразился откровенным хохотом, который тут же перешел в болезненный кашель. Наконец он перестал кашлять и снова посмотрел на Плажо. Приступ утомил его, но в усталом взгляде проскальзывали веселые искорки.
- Аристократы мне удавались хуже всего, - просипел он. - И я никогда не мог придумать подходящего имени. Наполеон де Суси... Что за бред! Организация поручила мне внедриться в королевскую семью Саксонии и подготовить изнутри убийство одного из ее членов. В те времена мы высоко не метили. Меня, естественно, раскусили сразу. Не успел вручить визитную карточку, тут же замели и выслали. Я, понимаете ли, совсем не выглядел графом Наполеоном де Суси. Хотя, если подумать, я и представить себе не мог, как должен выглядеть граф Наполеон де Суси. - Старик посерьезнел. - Нет, лучше всего и всего опасней я становился, бывая человеком из народа.
- Опасней? - переспросил Плажо. - Однако, просматривая ваше досье, я не могу найти свидетельства хотя бы одного совершенного вами преступления. Тем более - убийства. Вас всегда арестовывали по подозрению.
- Во Франции мне никогда не везло, - вздохнул Звойнич.
- Почему же вы остались здесь? Вроде у вас тут нет никаких связей - ни родни, ни врагов.
- Я люблю Францию, - пробормотал Звойнич. - И никогда ее не покину, если только вы не выставите меня отсюда.
Плажо был невольно тронут. Он закрыл досье и закурил "Галуаз".
- Очень хорошо, - сказал он, - позвольте мне подытожить. Вынести окончательного решения я не могу, пока до конца не уясню проблему. Я принял это бюро только вчера, и вы настойчиво намекали, что я еще не разобрался во всех моих обязанностях. Это я понимаю не хуже вас. Но попробуйте поставить себя на мое место. Ко мне приходит человек восьмидесяти четырех лет...
- Восьмидесяти пяти.
- Восьмидесяти пяти, прошу прощения. У меня и в мыслях не было укорачивать вам жизнь. Итак, вы являетесь ко мне, передвигаясь с помощью двух палок, и объявляете себя неистовым и знаменитым убийцей. Поскольку человек я по натуре вежливый, я предлагаю вам сесть. Вы принимаете мое предложение с явным облегчением, ибо с трудом поднялись на четвертый этаж. Затем предъявляете мне сегодняшний утренний выпуск "Орор", в котором сообщается о предстоящем визите имама Хеджаза с целью содействовать лучшему взаимопониманию между народами Франции и его страны. Я спрашиваю вас, какая тут связь с вашим собственным визитом. Вы выражаете изумление и сообщаете, что мой предшественник мосье Латий понял бы сразу. Я стою на своем, и вы объясняете, что жизнь имама в опасности. Мне становится любопытно, и я спрашиваю, есть ли у вас информация, позволяющая сделать подобное заключение. Вы, сердобольно улыбаясь, отвечаете, что у вас может возникнуть искушение убить имама, если я не вышлю вас на неделю на Корсику. Послушайте, любезный, вы хотя бы имеете представление, где находится Хеджаз?
- Неважно, где он находится, - ответил старик. - Я - враг всех самодержцев, и народ этой несчастной страны заслуживает освобождения, где бы она ни находилась. Ни один деспот не может спать спокойно, покуда я жив.
- Скажите, - спросил Плажо, - а как поступил бы в такой ситуации мой предшественник мосье Латий?
- С ним спорить не приходилось, - отвечал Звойнич. Мосье Латий отчетливо осознавал угрозу, которую мы представляем для гостей республики. Он немедленно подписал бы приказ о высылке, и сегодня же вечером мы были бы в самолете.
- Сегодня вечером? - искренне изумился Плажо. Но ведь имам прибывает только послезавтра!
- Не тот был человек мосье Латий, чтобы рисковать, когда в деле замешаны отчаянные головы.
- Ясно. Когда вы говорите "мы", речь, я полагаю, идет о пятерых ваших коллегах.
- Да.
- И где же они, эти пятеро ваших друзей?
- Уже упаковались и готовы отправиться в путь.
- То есть?
- Узнав из утренней газеты о приезде имама, мы провели совещание, и я был направлен к вам делегатом от нашей группы.
Плажо достал карандаш:
- Не могли бы вы сообщить мне имена пятерых ваших друзей?
- Разве это необходимо? Мосье Латий...
- Мосье Латия больше здесь нет, - резко перебил его Плажо.
- Очень хорошо, - отвечал Звойнич. И назвал поименно всех пятерых представителей региональных центров Интернационала нигилистов, в том числе единственную особу женского пола мадам Перлеско, более известную в нигилистских кругах как Роза Лихтенштейн.
- Ладно, - сказал Плажо, - но дать вам ответ сегодня я не могу.
Звойнич и не пытался скрыть охватившее его раздражение.
- Завтра, - буркнул он, - может быть уже поздно.
- Что ж, нам придется пойти на риск.
Звойнич с трудом поднялся со стула. Казалось, он думал, что производит большее впечатление, воздвигшись на все свои пять футов и восемь дюймов*. ------ * фут - мера длины, равна примерно 30,5 см; в одном футе двенадцать дюймов. -------

- Вы еще молоды, - мрачно объявил он. - Любого, кто в молодости достигает поста начальника управления, принято считать подающим надежды. Но собственная ваша близорукость может погубить вашу карьеру.
- Знаете, что я думаю? - ответил Плажо. - Я думаю, вам следует обратиться к врачу.
- Вот как? Не пришлось бы вам самому вскоре стать объектом внимания врачей.
- Вы угрожаете мне?
- Я угрожаю каждому, кто встает на моем пути.
Сунув под мышку жалкий чемоданчик, старик взял в каждую руку по палке и заковылял к двери.
- Вам будет небезынтересно знать, - прошептал он, что имам Хеджаза прибывает рейсом "Эр Франс" номер сто семьдесят восемь из Багдада в семь часов сорок восемь минут утра в среду. Он остановится в отеле "Рафаэль". Уезжает в Марсель в воскресенье "Голубым экспрессом". Охраняйте его хорошенько.

Старик ушел. Плажо раздраженно погасил сигарету и вызвал свою секретаршу, мадемуазель Пельбек. Она тотчас вошла в кабинет. Мадемуазель Пельбек была одной из тех преданных службе сотрудниц, без которых немыслимы французские министерства - они всегда ходят взад-вперед с какими-то бумагами и вечно что-нибудь штемпелюют. С пояса ее свисали на цепочке ножницы. Блузка, сшитая собственными руками, была настолько мешковата, что из-под нее вечно виднелась бретелька бюстгальтера, скрепленная с бретелькой комбинации гигантской булавкой. Волосы ее были рыжими, рот непрерывно дергался, брови отсутствовали напрочь.
- Вы звонили! - объявила мадемуазель Пельбек, слова ее звучали как обвинение.
Она проработала с мосье Латием восемь лет и была возмущена его уходом на пенсию.
- Мадемуазель Пельбек, - спросил Плажо, - что вам известно о человеке по фамилии Звойнич, который именует себя нигилистом?
Мадемуазель Пельбек насторожилась и ответила, тщательно обдумывая слова:
- Мне известно, что мосье Латий считал его весьма опасной личностью.
- Почему же его не депортировали, если он так опасен?
- О господи, да ведь... - вырвалось у мадемуазель Пельбек, но она тут же взяла себя в руки. - Хотя мосье Латий и считал его опасным, но все же не таким опасным, как считал себя сам Звойнич, если вы понимаете, что я имею в виду.
- Честно говоря, не понимаю. И после первой встречи я счел его безобидным чудаком.
- То есть вы не намерены отправить его на Корсику? - в ужасе спросила мадемуазель Пельбек.
- Да с какой стати?
- Видите ли, он никогда не объявляется без достаточных на то оснований. У них с мосье Латием сложились весьма необычные отношения. С давних пор, как я помню, мосье Латию даже не приходилось никогда посылать за ними. Они приходили сами, как только узнавали из газет о прибытии в Париж какого-нибудь высокого гостя. Просто удивительный пример сотрудничества между потенциальными преступниками и их потенциальными преследователями. Будь все преступники так же сознательны, как эти шестеро, самой преступности бы не стало.
- Безусловно, - сухо буркнул Плажо. - Я нахожу их абсолютно безобидными.
- Можно ли кого-нибудь из нас считать абсолютно безобидным? - спросила мадемуазель Пельбек. - Они никогда не убивали во Франции, это верно, но в Македонии у них ужасная репутация.
- Откуда вам это известно?
- Мне говорил мосье Латий.
- Никаких свидетельств тому я в досье не нашел, хмыкнул Плажо.
- Мосье Латий не стал бы выдумывать подобные вещи. Зачем ему?
- Н-да, интересно. Вы свободны, мадемуазель Пельбек.
Она с достоинством удалилась, бормоча что-то о выскочках и неблагодарных.
Плажо глядел в окно, за которым угасал летний день. Затем позвонил коллеге из другого управления Сюртэ, и в ответ на его вопрос о приезде имама коллега сообщил, что венценосец прибывает рейсом двести шестьдесят четыре компании "Эр Франс" из Женевы в девять часов двенадцать минут утра в среду и остановится в официальной резиденции гостей президента республики. Мрачно улыбаясь, Плажо повесил трубку. Он уже был готов напрочь выбросить из головы всю эту историю, как зазвонил телефон. Коллега сообщил, что неточно информировал Плажо: имам остановится не в Елисейском дворце, а в отеле "Рафаэль".
Плажо выругался.
- Но скажите, - спросил он, - имам действительно прибывает из Женевы, а не из Багдада?
- Информацию о его прилете я дал вам совершенно точную.
- Куда же направится имам из Парижа?
- В Монте-Карло.
- А не в Марсель?
- Нет, нет, Монте-Карло. Цель визита имама во Францию - улучшить жизнь своего угнетенного народа, но сам он несметно богат и обожает азартные игры.
Плажо улыбнулся.
- Я полагаю, - добавил он, - имам летит до Ниццы самолетом, а далее проследует автомобилем.
- Нет, - отвечал голос в трубке. - Ему заказаны места на "Голубой экспресс", которым он и проделает весь путь.
- Вот как? Спасибо. - Плажо повесил трубку и задумался.
Два из сообщенных стариком фактов подтвердились, два - нет. Долг полицейского - подозревать. И тем не менее всегда легче подозревать того, кто старается отвести от себя подозрение, чем другого, пытающегося его на себя навлечь. Какой будет ужас, если имам и в самом деле погибнет, разорванный в клочья традиционным букетом цветов, таившим в благоуханной сердцевине своей адскую машину. Случись такое, на совести Плажо останется несмываемое пятно, он никогда больше не сможет смотреть в глаза мадемуазель Пельбек, это уж точно. Чертов Звойнич! При всей его неуклюжести знал, что делает, - вон какие сомнения посеял. Умудрился показать себя чуть-чуть чересчур зловещим, как раз чтобы не выглядеть смешным, и недостаточно смешным, чтоб показаться безобидным. Плажо потребовал досье людей, которых Звойнич указал как сообщников. Досье оказались на удивление однообразными. У каждого куча кличек.
Быстро проделав кое-какие подсчеты в своем блокноте, он пришел к примечательному выводу: общий их возраст достигал пятисот восьми лет. Самым младшим был Иегуда Ахрон - семьдесят девять лет, девяностодвухлетняя мадам Перлеско оказалась старейшей.
Ситуация представлялась Плажо все более тревожной и... абсурдной. Оставался единственный ключ к загадке - Латий. Плажо нашел номер его домашнего телефона в записной книжке.
- Алло, мосье Латий дома? - спросил он.
- Кто его спрашивает? - Женский голос в трубке звучал неуверенно.
- Амбруаз Плажо. Это мадам Латий?
- Да.
- Видите ли, мадам, я - Плажо, преемник вашего мужа. Вы, может быть, помните меня по маленькой позавчерашней вечеринке, когда отмечали уход вашего супруга на пенсию. На меня пал выбор вручить ему чернильницу с памятной надписью.
- Разумеется, я вас помню, мосье. Чернильницу я поставила на каминную доску. Она очень красива, как и ваша речь.
- Я льщу себя мыслью, что не лишен дара слова. Ваш муж дома, мадам?
- Одну секунду.
К телефону подошел мосье Латий.
- Привет, Плажо. Как дела на службе, старина?
- Я из-за них и звоню, Латий. Есть у меня вопрос, ответить на него можете только вы. Не найдется ли у вас минута - встретиться со мной.
- А по телефону сказать не можете?
- Нет.
После небольшой паузы Латий ответил:
- Хорошо. Раз уж вы так настаиваете, приезжайте прямо сейчас.
- Спасибо, - ответил Плажо, сразу почувствовав себя более уверенно.
Плажо не был женат, но имел любовницу, которая вполне могла бы считаться и женой, поскольку безупречной верности ей он не хранил. Как раз сегодня был день ее рождения. Плажо позвонил ей.
- Анник, - сказал он ей своим самым солидным голосом, - я задержусь - на три четверти часа. Что? Ты уже одета и готова выходить? Вот и прекрасно, когда я к тебе приеду, мне не придется ждать.
Надев щегольскую черную шляпу, Плажо покинул кабинет.

- Извините за беспорядок, дорогой Плажо, - сказал мосье Латий, входя в скромную гостиную, - но завтра утром мы уезжаем в Динар.
Выглядел Латий весьма живописно: растрепанная грива седых волос, крошечная эспаньолка, водянисто-голубые глаза - с виду скорее художник, чем чиновник. В присутствии столь красочной личности подтянутый, аккуратный, педантичный Плажо чувствовал себя неловко.
- Я понимаю, как вы должны быть заняты. Задержу вас буквально на минуту, перейду прямо к делу. Я по поводу некоего Звойнича.
Сразу утратив свою жизнерадостность, мосье Латий тяжело опустился в кресло.
- Да, - сказал он, - о нем-то, боялся я, вы меня и спросите. Как только я развернул утреннюю газету и узнал, что завтра прибывает имам Хеджаза, весь день был для меня испорчен. Ожидая самого худшего, я стал нервничать и беспокоиться. И надеялся уехать прежде, чем разразится гроза.
Плажо тоже сел.
- Но в чем же тайна? - спросил он. - Либо этот человек опасен, либо нет. Казалось бы, такой вопрос относительно легко разрешим.
- Дело далеко не простое, - грустно ответил Латий. Знаете, я сейчас себя чувствую как главный кассир банка, которому все доверяли, а он вдруг растратил миллионы.
- Почему же у вас такое чувство? - строго спросил Плажо.
- Потому... Потому, что я так никогда и не смог додуматься: опасны эти престарелые анархисты или нет. В конце концов, не в силах выносить и дальше это состояние неопределенности, я решил свои сомнения в их пользу.
- Вы хотите сказать, что удовлетворили их просьбу об отправке на Корсику без должных на то причин?
- Совершенно верно.
Плажо стал очень чопорен и самоуверен.
- Вы отдаете себе отчет, Латий, что эти ваши капризы оплачивались из кармана налогоплательщика?
- Разумеется, голубчик, разумеется, отдаю, да и не стану притворяться, будто очень из-за этого мучился. В конечном счете деньги налогоплательщиков обычно тратятся куда менее милосердно и с гораздо меньшей пользой. Достаточно посмотреть, сколько вбухали в линию Мажино*. А толку что? ------ * Линия Мажино - названная по имени военного министра Франции генерала А. Мажино система укреплений на границе с Германией; строилась и совершенствовалась с 1929-го по 1940 год и обошлась в огромную сумму. В 1940 году немецко-фашистские войска, обойдя линию Мажино, вышли ей в тыл, и гарнизон ее капитулировал. -------

- Если все начнут рассуждать, как вы, наступит хаос!
- Хаос и так существует, дорогой мой Плажо, но не потому, что все думают, как я, а потому, что все думают по-своему. Как мудро сказал Вольтер, каждый вправе возделывать свой собственный сад. К хаосу могут легко привести два самых разумных суждения, поставленных рядом. Тут уж ничего не попишешь. Единственное, что мы можем, - держать наш дом в порядке.
Плажо поднялся и возбужденно зашагал по комнате.
- Я пришел сюда, - сказал он, - не затем, чтобы предаваться метафизическим дискуссиям.
- Отнюдь, - невозмутимо ответил Латий. - Вы пришли сюда спросить, опасны эти шестеро старых убийц или нет. Я отвечаю вам: не знаю.
- Вы удивляете и шокируете меня, Латий. Теперь я понимаю, почему Звойнич сказал, что у вас с ним сложились весьма приятные отношения.
- Он так сказал? - улыбнулся Латий. - Очень мило с его стороны, хотя и несколько бестактно, ведь он, как я вижу, в вас еще не разобрался.
Плажо замер на месте.
- Что означают ваши слова? - взорвался он. - Уж не пытаетесь ли вы найти оправдание своим действиям?
- Я не думаю, что они нуждаются в оправдании. Вплоть до вчерашнего дня ваше бюро было моим. Я руководил им восемь лет и ничуть не сожалею о решениях, принятых касательно этих людей. Единственное, чего я боялся, это дня, когда мне придется их объяснять. Между оправданием и объяснением есть большая разница.
- У меня нет времени вникать в столь тонкие интерпретации! - крикнул Плажо. - Хотите объясниться, извольте!
Латий говорил мягко, с усмешкой:
- Я помню, как Звойнич пришел ко мне впервые. Тогда его звали Збигнев. Дело было в тысяча девятьсот сорок шестом, Париж кишмя кишел союзными генералами. На меня произвела тогда впечатление его честность. Он заявил, что не может удержаться от покушений на жизнь иностранных знаменитостей. Я подумал было отправить его к психиатру, но потом сама мысль излечить человека, которому уже за семьдесят, от мании, превратившейся, судя по его досье, в неискоренимую привычку, начала казаться несколько неуместной. Будь он юношей, я сделал бы это без малейшего колебания. Учитывая же его возраст, я решил отправить его на Корсику. Должен сознаться, у меня возникли определенные подозрения, когда у него неожиданно оказалось пятеро друзей, страдающих тем же необычным недугом. Однако нам вовсе не хотелось заполучить труп союзного генерала или дипломата, да еще в то время, когда мы лезли из кожи вон, чтобы сделать нашу истерзанную войной страну привлекательной для туристов. Потом, когда была восстановлена определенная стабильность, старикам разрешили вернуться во Францию.
Затем в Париж прибыл высокий иностранный гость - кто, я уже не припомню. Офицеры его службы безопасности предъявили список лиц, которых они хотели бы удалить из столицы на время визита. Желая доказать им, что их списки далеко не полны, я демонстративно выслал наших шестерых друзей на Корсику снова. Мне даже не пришлось посылать за ними, они явились ко мне сами, когда у меня в кабинете сидел представитель иностранной контрразведки.
Та же история повторилась во время визита президента - опять позабыл имя - одной балканской страны, затем - когда приехал Аденауэр. А потом в один прекрасный день они посетили меня безо всякой видимой причины. Я спросил, чему обязан удовольствием видеть их, - и это действительно было удовольствие, Плажо, уверяю вас. В них, как в хороших клоунах, сочеталось смешное и трогательное. Короче говоря, общение с ними было передышкой в утомительной веренице встреч с угрюмыми, неприятными, лишенными всякого обаяния людьми, с которыми мы изо дня в день имеем дело.
Они объяснили, глазом не моргнув, что во Францию собирается приехать шах персидский. Я рассмеялся: "Неужто и вы покушаетесь на бедного, беззащитного шаха? У него и так хватает неприятностей - легко ли качать горючее из-под земли, а тут еще вы"... Отвечал мне Звойнич. Он - их присяжный оратор. Лукавство, искрившееся в его глазах, было очевидным до умиления. "Ознакомьтесь с досье мадам Перлеско, - потребовал он, - и вы узнаете, что произошло в конце лета тысяча девятьсот двенадцатого года". Я последовал его совету и прочел, что она была арестована в Исфахане и выслана во Францию по просьбе персидского правительства за то, что постоянно и публично оскорбляла царствующую фамилию. "Персы, похоже, проявили ошеломляющую чувствительность", - заметил я. "Проницательность!.. Проницательность, - поправил меня Звойнич. - Они сразу распознали грозящую им опасность. В тех странах не принято совершать политическое убийство лично. Вместо этого следует распалить толпу, и она все сделает скопом".
Рассказ их был невероятен, но изложен столь изобретательно, а их немногочисленные пожитки упакованы столь тщательно, что я сдался.
Месяцев девять спустя они зашли чересчур далеко. Явились ко мне, упаковав вещи и готовые тронуться в путь под предлогом приезда князя Монако. Я сразу предложил им вернуться домой. Мое решение, заявили они, возымеет печальные последствия. Они, отвечал я, злоупотребляют моей добротой. Неожиданно Звойнич выхватил из своего кармана огромный пистолет с арабской насечкой и начал размахивать им. "У вас есть на него разрешение?" - поинтересовался я. В минуты опасности я всегда черпаю мужество в иронии. Нигилисты, ответствовал Звойнич, не нуждаются ни в чьих разрешениях, это - часть их принципиальной политики.
Я расхохотался. Смех мой, видимо, разгневал Звойнича, он выставил пистолет в окно и нажал на спуск. Раздался оглушительный грохот, от которого у меня зазвенело в ушах. К несчастью, драматический эффект подпортила Перлеско, крикнув: "Идиот! Это же наш последний порох!"
Я поднялся и трясущимся пальцем указал на дверь. "Вон! - завопил я. - И чтобы ноги вашей здесь больше не было!"
Они уходили в полной растерянности на глазах у сотрудников, сбежавшихся из соседних кабинетов посмотреть, что случилось.
Когда через некоторое время было объявлено о предстоящем визите императора Эфиопии, я в глубине души надеялся, что они придут; но проходил день за днем, а они не появлялись. Меня мучили угрызения совести, Плажо. Пожалуй, я начинал стареть сам и чувствовал, как разверзшаяся впереди пропасть, имя которой - отставка, придвигается все ближе и ближе. В общем, я просто ощущал себя жертвой рокового сострадания, которое испытывал к этим старым дурням. Выставить их за дверь казалось теперь все равно что пнуть собаку или стащить у ребенка конфету. Сам по себе мой поступок ничего не значил, но для них, подозревал я, в том узком, ограниченном мирке, где они жили, он представлялся чрезвычайно важным. И я молил бога, чтобы они вернулись и дали мне возможность очистить мою совесть.
И вот всего лишь за несколько часов до прибытия негуса в аэропорт Орли дверь робко приоткрылась. За нею был Звойнич! Я вскочил и выпалил громогласно: "Господи, да куда вы подевались? Я уж думал, придется мне самому за вами ехать!"
Жалко улыбнувшись, Звойнич прямо задрожал. "Так, значит, мы можем отправляться на Корсику?"
"Вот ваши бумаги", - ответил я, с облегчением вздохнув. И больше никогда их не видел.
Плажо глядел на бывшего своего коллегу так, будто тот на его глазах продал противнику военную тайну.
- Одного вы так и не объяснили, - презрительно фыркнул он. - Почему они так стремятся на Корсику? Там что, явка Интернационала нигилистов?
- Да нет, - с обворожительно откровенной улыбкой отвечал Латий. - Я не верю, что Интернационал нигилистов еще существует. Нет, я думаю, им нравится климат Корсики. Для них эти поездки - как отпуск. Отпуск за наш счет.
Плажо, побагровевший от ярости, был на грани взрыва.
- В жизни не сталкивался с более скандальной историей! - проревел он. - Вы, Латий, жертва собственной чувствительности и безволия и, впадая в старческое слабоумие, переносите жалость к собственной особе на скопище безобидных придурков, которые...
Латий поднял руку, предупреждая лавину слов.
- Безобидных? - вспыхнул он. - Выстрели тот пистолет в человека, а не в окно, он разнес бы ему череп. В отличие от вас, Плажо, они отнюдь не обделены воображением. Пусть они безумны, но - изобретательны! Где гарантия, что они не восседают сейчас на каком-нибудь чердаке, обсуждая дьявольски хитроумный план покушения на имама Хеджаза? Нет, Плажо, не потому, что имеют что-нибудь против имама, а потому, что не видят иного способа напомнить вам: им пора на Корсику!
- В таком случае их надо арестовать! Бросить в тюрьму! Проучить как следует!
- Таковы ваши методы, да? В тюрьму. Не тревожьтесь о государственном бюджете, Плажо. Ведь заключенных в тюрьме тоже содержат на казенный счет. Может, это обойдется дешевле, но все равно платит налогоплательщик. Французский народ должен оплачивать либо мою снисходительность, либо вашу нетерпимость.
- Так вышлите их тогда насовсем.
- Куда? Кто их возьмет? Милый мой, невысокого же вы мнения о Франции и ее традициях.
- Франция - не благотворительное заведение!
- Франция - очаг просвещенного разума. Вы настолько честолюбивы, что готовы вскарабкаться на самую вершину только ради того, чтобы рассеивать вокруг семена своих собственных невзгод. Слава богу, я не ваш современник.
Плажо всего трясло. Глаза его горели, рот бессмысленно подергивался.
- Что вы несете, черт побери? - завопил он.
- Почему я был так обходителен с этими чудаками? Да потому, что сам я - счастливый человек, а тот, кто счастлив, всегда щедр. Он жаждет поделиться своим секретом с другими. Я сорок один год женат, и у нас с женой не было ни единой размолвки. Мы всегда были веселы и жизнерадостны. Я знал, мне не пробиться наверх, и смирился с моей посредственностью. Я даже умел шутить об этом при случае. Наши дочери не очень красивы. Они унаследовали внешность матери и мою комплекцию. В итоге они нашли мужей, выбравших их за душевные качества, и теперь они так же счастливы, как и мы. Когда в прошлом году жена разбила нашу машину, врезавшись в дерево, я был рад вновь обрести возможность ходить пешком. Нет худа без добра.
- Какое все это имеет отношение ко мне и к толковому руководству нашим департаментом?
- Самое непосредственное, - отвечал Латий. - Вы до мозга костей несчастный, жалкий человечишка. В вашем юморе столько сарказма, что, кажется, любая мысль становится прогорклой, пройдя сквозь фильтр вашего мозга. Вам едва перевалило за сорок, а вы уже начальник управления и считаетесь одним из самых многообещающих полицейских чиновников. Вам прочат по меньшей мере пост префекта Марселя или Лиона, где ваше унылое мелочное крючкотворство сделает жизнь невыносимой. Либо вы станете резидентом в одном из наших незначительных владений, где будете морочить головы туземцам и убивать время, ежедневно изменяя правила движения. Я знаю таких людей, как вы. Жизнь для вас - досье, память - картотека, ваш символ - амбиция, любовь по-вашему - регламентированная обязанность. Вы холостяк. Почему? Потому что вы - эгоист.
Женщины скорее необходимы вам, чем милы, больше милы, чем любимы, и любите их всех вы больше, чем способны полюбить какую-то одну. Вы живете сейчас со второразрядной актрисой. Опять же - почему? Потому, что достигли положения, при котором просто полагается жить со второразрядной актрисой. Вы никогда не пойдете на духовный риск. Вы мертвы. Вы видите то, что хотите видеть, чувствуете то, что хотите чувствовать, и обаяние ваше не глубже, чем слой одеколона на вашей коже. И учтите, я говорю все это только потому, что симпатизирую вам. В отличие от этих несчастных нигилистов, вы вполне перевоспитуемы. Мы еще можем сделать из вас человека.
В этот момент в комнату вошла мадам Латий. Она была поразительно уродлива, но улыбка ее излучала тепло и веселье.
- Жюль, - упрекнула она мужа, - ты даже не предложил гостю рюмку портвейна!
Плажо, отрезвленный присутствием дамы, сказал:
- Сожалею, Латий, но я вынужден буду потребовать тщательного расследования ваших действий и информировать обо всем префекта.
Пожав плечами, Латий грустно улыбнулся.
- Поступайте как знаете, - ответил он, - но не удивляйтесь, если имам взлетит на воздух, пока вы займетесь своими мерами по наведению порядка, и весь арабский мир подымется против нас, чтобы отомстить, только из-за того, что вы предавались столь значительным делам.
Бурей вылетев за дверь, Плажо отправился праздновать день рождения любовницы. Праздник вышел на редкость грустным. Анник делала все, чтобы развеселить Плажо, но он способен был думать лишь о том, что она - второразрядная актриса. Он поспорил с официантом из-за счета и даже вызвал хозяина. Машина никак не заводилась. Когда они вернулись домой, перегорели пробки. Анник, быстро переодевшись в черную прозрачную пижаму, соблазнительно раскинулась на розовых простынях, но Плажо хмуро сидел на стуле, уставившись взглядом в стену.
Неожиданно он позвонил на службу.
- Инспектор Бреваль, - сказал он, - вы сегодня дежурите ночью? Говорит Плажо. Прошу взять под наблюдение шестерых подозреваемых. Срочно. Дело первостепенной важности. Я дам вам имена и адреса.
Закончив разговор, Плажо лег на кровать и закрыл глаза. Вскоре он заснул. Сны его были полны убийцами. И каждый был вооружен чем-нибудь смертоносным. Мадемуазель Пельбек пыталась проткнуть его ножницами. Невозможно было открыть дверь, чтобы не обнаружить за ней мосье Латия с целым выводком счастливых и безобразных дочек. Когда он пошел за почтой, в ячейках стеллажа для корреспонденции были разложены маленькие обнаженные женщины - каждая соответственно рангу получателя. В ячейке для почты префекта лежала одна из самых выдающихся актрис Франции - величиною в шесть дюймов. "Бонжур, Плажо, - сказала она с пленительной улыбкой. Когда нибудь вы дослужитесь до префекта, и я достанусь вам в наследство". Проснулся Плажо в холодном поту и еле удержался от слез.
- Чертов Латий! - закричал он во весь голос.

Следующим утром его ожидали на службе два детектива.
- Ну, - спросил Плажо, - нашли вы хоть одного из них?
- Никак нет, мосье, - ответил сыщик.
- Идиоты! - грохнул кулаком по столу Плажо.
- Со всем должным к вам уважением хотелось бы отметить, что нас нельзя винить в отсутствии подозреваемых.
- Нет-нет, конечно, нельзя. Я не очень хорошо спал сегодня. Нервы.
День тянулся медленно. Работать Плажо не мог. В четыре часа позвонили от его превосходительства Джамил аль-Гаруна ибн Ибрагима аль-Салада, главного экономического советника его светлости имама Хеджаза, и сообщили, что перед отбытием из Женевы делегация получила письмо с угрозами. Письмо, отправленное из Суассона, было кратким и многозначительным: "В Париже Вас ждет смерть". Подпись отсутствовала, ее заменял любительский рисунок - отрубленная голова и окровавленный симитар*. ------ * Симитар - кривая восточная сабля. -------

В каком-то смысле Плажо почувствовал даже облегчение. Исчезла неопределенность, исчез страх попасть в смешное положение. Он оповестил о характере опасности все соответствующие службы. В шесть часов был арестован человек, передвигавшийся с помощью двух палок, но после часового допроса освобожден. На поверку он оказался отставным полковником с блестящей репутацией и собирался подать на полицию в суд. Операция разворачивалась под несчастливой звездой.
В восемь позвонили из женевской полиции сообщить о поступлении на адрес отеля, где разместилась арабская делегация, телеграммы с угрозами. Телеграмма гласила:
"Наше письмо следует принять всерьез. Симитар мести занесен". Отправлена она была из Бордо. Бордо? Плажо сверился с картой. Суассон далеко от Парижа, Бордо еще дальше. Это означало, что организация разветвлена куда больше, чем он предполагал. Плажо нервно взглянул на часы. Времени оставалось все меньше.
В девять префект, мосье Вагни, созвал совещание, на котором присутствовал и Плажо.
- Господа, - мрачно объявил префект, - мы предпринимаем все меры предосторожности, чтобы обеспечить безопасность имама Хеджаза. Само собой разумеется, все, что я скажу вам, - сведения наисекретнейшие. В последний момент имам и сопровождающие его лица пересядут с самолета "Эр Франс", который должен был доставить их в Орли, на самолет "Свиссэр"**, он совершит посадку в Бурже десятью минутами раньше. Оттуда "ситроен" доставит в отель "Рафаэль" двойника имама, в то время как настоящий имам направится кружным путем в отель "Делаж". Вся прислуга на втором этаже отеля "Рафаэль" заменена полицейскими. Место лифтера займет агент Вобургойн, один из лучших наших людей. Мы внедрим наших парней и на кухню. Если убийцы попробуют нанести удар, они не застанут нас врасплох. Мы не можем себе позволить недооценить опасность, угрожающую жизни имама, или переоценить значение безопасности ее для нашей страны. У меня все, господа. По местам. ------ ** "Свиссэр" - швейцарская авиакомпания. -------

Перед самым вылетом из Женевы самолет "Эр Франс" был обыскан швейцарской полицией. На борту обнаружили бомбу с часовым механизмом, которая весело тикала под креслом в салоне. Большинство пассажиров уже заняли свои места, когда один из них, примечательный смуглый джентльмен, потерял сознание. Его сняли с самолета, подозревая приступ аппендицита. Под его-то креслом и нашли бомбу. Он был немедленно арестован швейцарской полицией и оказался членом тайной арабской организации, стремящейся вернуть на трон свергнутого дядю имама, весьма беспутного господина, живущего ныне в Риме. Французы получили эти сведения, когда самолет "Свиссэр" был уже совсем близко от Парижа. Швейцарцы сообщили также, что пока предполагаемый убийца еще считался добропорядочным кандидатом на аппендэктомию*, он воспользовался телефоном в клинике аэропорта и бурно изъяснялся по-арабски, когда ворвалась полиция, чтобы арестовать его. Должно быть, он понял, что имам этим самолетом не летит, и предупредил сообщников. ------ * Аппендэктомия - хирургическая операция по удалению аппендикса. -------

Французские полицейские, патрулировавшие аэропорт Орли, засекли подозрительную группу арабов, которые нервически пили кофе в буфете и перешептывались украдкой. Плажо вместе с инспектором Ланьоном обежали весь аэропорт, но не обнаружили и следа своих нигилистов.
- Самолет опаздывает? - спросил он вдруг.
- Разве вы не слышали? - вполголоса ответил Ланьон. - Только что поступило сообщение. На борту обнаружена бомба. Рейс отложен. Террориста взяли, но думают, он успел предупредить сообщников, что имам приземлится в Бурже.
- Что?! - возопил Плажо. - Почему вы мне сразу не сказали?
Выбежав наружу, он махнул рукой шоферу и, усевшись в машину, на полной скорости умчался в сторону Бурже.
Он прибыл в аэропорт, как раз когда имам и его свита покидали самолет. В вихре белых бурнусов их темные очки поблескивали так же ярко, как зубы.
Плажо встретил инспектор де Вальд.
- Все в порядке. Только что звонили из Орли. Убийц взяли. Восемь человек. Все арабы.
- Это они только думают, что всех взяли! - закричал Плажо, увидев в толпе Звойнича и пятерых его стариков. Арестуйте этих людей!
- За что? - спросил изумленный де Вальд.
- Они и есть убийцы, за которыми мы охотимся.
- Но ведь нам только что звонили...
- Выполняйте приказ!
Не поднимая шума, полицейские окружили шестерых нигилистов и оттерли их от толпы.
Звойнич выглядел торжествующе.
- Прошу вас, позвольте мне задержаться немного, услышать, как она рванет, - обратился он к Плажо, когда их маленькая группа остановилась на тротуаре.
- Что рванет? - завизжал Плажо, безжалостно тряся Звойнича за лацканы.
Звойнич больно ударил его по костяшкам пальцев одной из палок.
- Бомба, - ответил он.
- Где она? - Плажо потирал руку.
- Отправите нас на Корсику?
Плажо видел: имам со свитой приближается к машине. Во имя гостеприимства таможенные формальности были отменены.
- Хорошо, - прошипел он. - Где она?
- Под задним колесом. Только машина тронется - ба-бах! - и Звойнич сделал красноречивый жест.
Молнией ринулся Плажо вперед и нырнул под машину имама. Потом побежал прочь как безумный, с черной коробкой в руках, сопровождаемый двумя агентами, и ворвался в мужской туалет. Там он напугал до оцепенения пожилого служителя и, наполнив раковину водой, опустил в нее черную коробку.
- Вон отсюда! - крикнул он служителю и, едва переводя дух, приказал агентам: - Оцепить район! Вызвать минеров!
Возвращаясь в Париж, Плажо предавался честолюбивым мечтам. Он слышал поздравления министров, читал зависть в глазах коллег и трепетал, изумленный собственной невероятной отвагой. Полчаса спустя он сидел за своим столом. Наполеон не был так уверен в себе, вырывая корону из рук папы римского. Перед Плажо выстроились шестеро убийц. Он не предложил им сесть. Пусть постоят, так будет лучше. В свидетели своего триумфа он пригласил де Вальда.
- Имя вашего сообщника в Женеве? - спросил Плажо.
- В Женеве? У нас никого нет в Женеве, - удивился Звойнич.
- А в Суассоне?
- И в Суассоне нет.
- А в Бордо?
- Нет.
- Лжете!
Звойнич пожал плечами. Грубиянов он не жаловал.
- Возможно, имя Мухаммеда ибн Мухаммеда освежит вашу память? - пролаял Плажо.
Нигилисты, переглянувшись, покачали головами.
- Никто из нас никогда не пользовался подобной кличкой, - сказал Звойнич.
- Шутить изволите, - в голосе Плажо звучали малоприятные интонации. - Я посоветовал бы вам более серьезно отнестись к настоящему расследованию, ради вашей же пользы. Игра окончена, ясно вам? Мухаммед ибн Мухаммед арестован. Он во всем сознался.
- Не понимаю, к чему столько бессмысленных вопросов. Вы обещали отправить нас на Корсику, - мягко напомнил Звойнич.
- На Корсику? - зло рассмеялся Плажо. - Думаю, у вас больше шансов закончить дни в местах, куда более угрюмых.
- Но вы обещали! - Звойнич негодовал.
- Молчать!
В наступившем молчании слышалось лишь эхо грубых слов Плажо:
- Я сам расскажу вам, что произошло, раз вы отказываетесь. Вы ожидали имама в Орли, но мы опередили вас. Ваш сообщник в Женеве Мухаммед ибн Мухаммед проник как пассажир в самолет и подложил под свое кресло бомбу. Затем осмотрелся и понял: имам этим рейсом не летит. Он тут же симулировал приступ аппендицита и был доставлен в клинику аэропорта. Оставшись один в палате, он позвонил вам по заранее условленному номеру и, прежде чем швейцарские власти арестовали его, успел сообщить, что вам надо ехать в Бурже. Вы немедленно направились туда с бомбой, приготовленной на случай провала в самолете. Сразу опознав машину имама по количеству окружавших ее полицейских, вы остановились рядом, нагнулись - якобы завя- зать шнурок - и подсунули бомбу под заднее колесо, а затем отошли и смешались с толпой, чтобы полюбоваться действием смертоносного оружия. Можете вы это отрицать?
Де Вальд восхищенно взирал на Плажо. У кого еще такая проницательность, ясность мысли, умение мгновенно оценить ситуацию? Идеал полицейской работы!
- Мы поехали в Бурже, потому что догадались, имам прилетит туда, - сказал Звойнич.
- Лжете! - отрезал Плажо. - Ведь в прошлый раз вы говорили мне, будто имам прибывает в Орли рейсом "Эр Франс".
- Я говорил? Просто сказал наугад. А догадки обычно забываются. Потому и считается, что честность - лучшая политика.
- Куда уж лучше. Вы назвали даже номер рейса.
- Номер я выдумал, уверен был - вы его забудете. Ну, а что он летит самолетом "Эр Франс", сообщалось в газете.
- Но утренний рейс "Эр Франс" из Женевы приземляется не в Бурже.
- Откуда мне было это знать? - отвечал Звойнич. Я полагался на интуицию. Если бы я ошибся, попробовали бы проникнуть в отель "Рафаэль".
- А-а! Наконец-то признание! Как вы узнали об отеле "Рафаэль"?
- Ну, это нетрудно. Рано утром выносят мусорные баки из отеля "Ланкастер". Если успеть вовремя, почти всегда можно найти в них бюллетень о пребывании в городе всяких знаменитостей. Чуть устаревшие новости, но для нас сойдет. Там иногда сообщают и о предстоящих приездах.
Плажо мрачно улыбнулся.
- Никогда не следует недооценивать изобретательность ума опытного преступника, - сказал он де Вальду.
- Просто невероятно, - пробормотал де Вальд. В этот самый момент в дверь вошел мосье Келлерер из лаборатории Сюртэ. На нем был белый халат.
- Ага! - воскликнул Плажо. - Вот и вещественное доказательство!
- Вы уверены, что дали мне тот самый предмет? - спросил растерянный Келлерер.
- Абсолютно, - ответил де Вальд. - Я лично наблюдал за его извлечением из раковины в мужском туалете и доставкой сюда.
- Что с ним стряслось? - поинтересовался Плажо. Келлерер открыл коробку.
- Здесь пусто, - сказал он. - Это просто пустая коробка.
- А этот провод, торчащий наружу, - пролепетал, заикаясь, Плажо, - что-нибудь означает?
- Ровным счетом ничего. Просто припаян к крышке.
- А не могло содержимое коробки раствориться в воде?
- Это исключено.
Де Вальд начал смеяться, сперва тихо, потом истерически. Раздраженный вопрос Плажо: "Над чем вы смеетесь, де Вальд?" - только усугубил дело.
Чувствуя, что смех де Вальда становится заразительным, Келлерер, еле сдерживая улыбку, благоразумно удалился вместе с вещественным доказательством.
- Ради бога, де Вальд, возьмите себя в руки! - завопил Плажо.
- Ну и ну... Вы побили... мировой рекорд в беге... на двести метров... чтобы обезвредить... Обезвредить какую-то пустую коробку... под водой в мужском туалете! Нет, это грандиозно... грандиозно! - Де Вальд всхлипывал от хохота, держась за краешек стола.
- Де Вальд! Удалитесь в свой кабинет!
Но было поздно. Смех охватил убийц, как пожар - деревья в лесу.
Де Вальд с трудом покинул кабинет. Плажо стоял перед столом, слезы ярости застилали ему глаза.
- Молчать! Молчать! Приказываю вам молчать! - орал он, как ребенок в припадке истерики. - Я вас арестую, добавил Плажо, когда шум немного стих.
- На каком основании? - поинтересовался Звойнич.
- Я... Я найду основания.
- Может, мы и предстанем перед судом на каких-то там основаниях, которые вы откопаете. Что ж, зал суда - самое подходящее место для публичного изложения всей этой истории. Так, пожалуй, можно ее и обессмертить.
- Вы меня шантажируете?
- Вовсе нет, - сказал Звойнич. - Шантаж подразумевает денежную сделку. Но если мы предстанем перед судом, то принесем присягу говорить одну только правду. Я угрожаю сделать лишь то, к чему меня в любом случае обяжет присяга.
Плажо как безумный озирался по сторонам.
- Очень хорошо, - ответил он. - Я вас вышлю, но уж лучше в Сахару... в Чад, в Убанги-Шари - туда, где жара пострашнее.
- Мосье Плажо, - спокойно заметил Звойнич. - Мы вполне отдаем себе отчет, что каждый раз, когда нас высылают за пределы Франции, это делается на казенный счет. Если вы желаете нам отомстить, выслав нас в Экваториальную Африку, то пострадаем не столько мы, сколько бедный налогоплательщик. Это обойдется ему куда дороже. Не хотелось бы думать, что наша невинная шутка ляжет тяжким бременем на плечи простых людей лишь потому, что оказалось задетым ваше самолюбие.
Эти слова, исполненные такой человечности и благородства, доконали Плажо, он рухнул в кресло и зарыдал.
Через минуту он позвонил мадемуазель Пельбек.
- Документы для Корсики, мадемуазель, - произнес он устало.
- Вот они, - ответила мадемуазель Пельбек, кладя папку к нему на стол.
- Вы их уже подготовили?
- О да, как только прочитала в газетах, что к нам едет имам.
- Для отчетности я оформляю их вчерашним числом, до приезда имама, - сказал Плажо, вручая бумаги старикам.
Ситуация сложилась деликатная. Старики просто покивали вежливо и ушли, не удостоив Плажо иных изъявлений благодарности, дабы не дать повода к новому взрыву эмоций.
Плажо остался в одиночестве, душа его была подобна пустыне. Из-за соседней двери послышался хохот. Плажо и мысли не мог допустить, что смеются над чем-то еще, кроме истории его бесчестья, уже кочующей из кабинета в кабинет по обширному скоплению зданий. Он нахмурился сильнее прежнего и крепко сжал меланхолично кривившиеся губы. Нет, подобные события посылаются человеку, чтоб испытать, закалить его. Все еще ощущая в груди болезненные рыдания, он уставился на небо. Он знал, что далеко пойдет.
- Мадемуазель Пельбек! - вызов его звучал по-военному. - Принесите мне дела о депортации номер девятнадцать и двадцать один, немедленно!
Только в волшебных сказках поучительные события надолго изменяют характер человека. А мосье Плажо, если хотите знать, стал еще более жестокосердым и неуживчивым. Он использовал каждую возможность опорочить де Вальда и Келлерера, не пытаясь даже понять причин своей ненависти к ним. Его отношения с Анник были холодны, натянуты и фальшивы. Когда Плажо хотелось сделать ей больно, он называл ее второразрядной актрисой. И в одном только отношении эта история с шестерыми убийцами повлияла на него. Зная, что они никогда не уйдут на покой и ему придется ждать, пока они все не перемрут, он отныне уже больше не мог раскрыть утреннюю газету, не испытав при этом тошнотворной дрожи.

Перевод Ю.Зараховича.
+-------------------------------------------------------------+ |OCR, правка - Aleksandr Evmeshenko. Если Вы обнаружите ошибки| |в этом тексте, пожалуйста, вышлите строку из текста с ошибкой| |по адресам: e-mail: A.Evmeshenko@vaz.ru | | netmail: 2:5075/10.7 Aleksandr Evmeshenko | +-------------------------------------------------------------+
Питер Устинов. Убийцы


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация