<< Главная страница

Питер Устинов. Добавьте немного жалости




- Поистине, вы великий волокитчик, - сказал Филип Хеджиз.
Джон Отфорд поерзал в своем вращающемся кресле и улыбнулся уклончиво. Стоял чудесный день поздней осени. Солнце ложилось на подрагивающие золотые листья, и время от времени легкий ветерок поглаживал их тенями ряды старинных книг, выстроившихся на полках вдоль стен кабинета. У окна лениво плавали из стороны в сторону пылинки.
- Я бездельник и признаю это, - кратко пояснил Отфорд. - Но ведь сам характер моей работы, несомненно, сокращает прилив жизненных сил. И вообще я сыграл бы сейчас в гольф.
- И я бы сыграл, - вздохнул Хеджиз. - Но не смею поддаваться искушению. Через десять дней надо посылать рукопись в набор.
- О, вы и ваша энциклопедия! Почему бы вам просто не переиздать то, что я написал пять лет назад? Я корпел тогда над этим материалом до кровавого пота.
- Если вы читали мое письмо, в чем я сомневаюсь, с ноткой вполне дружелюбной язвительности произнес Хеджиз, - то, вероятно, помните, что мы не имели ни малейшего намерения обновлять ваши высоконаучные и восхитительные статьи о битвах Оливера Кромвеля или египетском походе Наполеона. Но итальянская кампания последней войны столь часто упоминалась с тех пор в мемуарах генералов, что выплыли на свет божий новые факты, которые, возможно, следует принять во внимание.
- Генеральские мемуары! - фыркнул Отфорд. - Генералы, как правило, чертовски плохо пишут. Либо, по меньшей мере, подбирают себе "писателей-призраков" так же бездарно, как и штабных офицеров.
- Не уверен, есть ли у вас основания для таких высказываний, - возразил Хеджиз. - Книги, которые я послал вам на рассмотрение, вот уж который год так и лежат на столе, в прекрасном уборе из пыли. Мемуары Паттона, Марка Кларка, Омара Брэдли, Эйзенхауэра, Манштейна! И на самом верху я вижу Монти*. В этом есть какая-то символика? -------- * Монти - прозвище английского фельдмаршала Монтгомери (1887- 1976); командовал во время второй мировой войны рядом операций на африканском и европейском театрах военных действий. (Здесь и далее - примечания переводчика.) ---------

- Она просто пришла последней. - Отфорд начал терять терпение. - Филип, - сказал он, - вы очень милый человек, но я бы хотел, чтобы вы оставили меня в покое. Статья об итальянской кампании стоила мне большого труда. Она тщательно документирована и, льщу себя надеждой, написана со здравомыслием и ясностью. И не клевещите на меня; я действительно просматривал эти книги по мере их поступления. И честно могу сказать: ни единого известного факта они не меняют. А теперь, в довершение всего, вы приволокли мне свеженькую, прямо из типографии, эпическую поэму в пятьсот страниц об унылых похождениях сэра Краудсона Гриббелла, абсолютно ничем не примечательного офицера. Единственная его претензия на славу - он подготовил и осуществил операцию по форсированию реки Риццио, преодолев сопротивление намного уступающих в численности войск противника.
- Нет, Джон, вы просто невозможны, - рассмеялся Хеджиз.
Взяв книгу Гриббелла, Отфорд с отвращением посмотрел на обложку.
- Что за нелепая обложка, Филип, вы только взгляните! Физиономия до того безликая, что ее и забыть невозможно, на фоне горящих танков и бегущих солдат. По всей вероятности - его собственных. И название: "Таков был приказ". Блистательно двусмысленная фраза. Нет сомнения: если события разворачивались в его пользу, он может отметить, что успех операции определялся выполнением его приказов. Если же обстоятельства складывались против него, он всегда может пожать плечами, сказать: "Что ж, таков был приказ" - и обвинить тех, кто руководил им и с чьей глупостью он не имел власти бороться. Отличное название, если вдуматься. И типично армейское. Оно ничего не значит и в то же время означает все. И красноречиво, и ни к чему не обязывает автора. В общем, Гриббелл заслуживает за это название высшего балла с плюсом. Оно звучит как вопль триумфа в звуконепроницаемой комнате.
- Для военного историка вы на редкость циничны.
- Милый мой, да разве можно быть военным историком, не став циничным? Будь у меня больше времени и меньше природной лени, я написал бы труд увесистый, как десять энциклопедий, посвященный исключительно ошибкам полководцев. Наполеон, Блюхер*, Мальборо**, Ней*** - все они допускали вопиющие и непростительные просчеты. ------ * Блюхер Гебхард Лебрехт (1742-1819) - прусский генерал-фельд- маршал; в 1813-1815 гг. командовал прусской армией в войне с Францией. ** Мальборо Джон Черчилл (1650-1722) - герцог, английский полководец и государственный деятель. *** Ней Мишель (1769-1815) - маршал Франции, участник револю- ционных и наполеоновских войн. -------

- Вы справились бы лучше?
- Разумеется, нет, - мило улыбнулся Отфорд. - Поэтому я и не солдат, а военный историк.
Хеджиз решил попробовать снова. Он стал очень серьезен:
- Ну так как, Джон?
- Почему вы не попросите кого-нибудь еще?
- Потому что если уж вы беретесь за дело, то оказываетесь не только проницательным ученым, но и захватывающим воображение писателем.
- Перестаньте мне льстить.
- И не вздумайте даже говорить мне, что у вас нет на это времени. Каждый раз, приходя сюда, я застаю одну и ту же картину: вы сидите в кабинете, уставившись в окно, с таким видом, будто вините весь род человеческий за то, что не находитесь сейчас на юге Франции.
Джон усмехнулся. Он узнал свой портрет.
- Быть хранителем коллекции оружия и доспехов в великом музее - веселого мало, - заметил он. - Всего-то дел - содержать реликвии в чистоте и порядке. Всю работу за меня уже выполнили греки, египтяне, римляне и прочие. Мне не осталось ничего творческого. Предыдущие поколения кураторов собрали коллекцию, а теперь, при нынешних финансовых строгостях, у меня нет средств на приобретение чего-нибудь нового. Самое трудное в моей работе - не заснуть.
- Значит, вы признаете, что время на другую работу у вас есть.
- Признаю, - сказал Отфорд. - Время у меня есть. Но нет желания.
В эту минуту, постучавшись, вошел мистер Поул. Это был старик, обязанный присматривать, чтобы воинственные дети не утащили из музея ятаганы и алебарды. Он носил темно-синий форменный костюм с золотыми коронами на воротнике.
- Эта женщина опять здесь, сэр, - сообщил он.
Отфорд покраснел:
- Отошлите ее.
- Никак не уходит. И мистер Элвис, и сержант Оуки пытались - уговаривали ее уйти, но она чрезвычайно настойчива, мягко говоря.
- Скажите ей, я уехал.
- Она видела вашу машину, сэр.
- Откуда ей известно, что это моя машина?
- Не знаю, сэр, но она сказала, машина - ваша, и мне некуда было деваться. Ей известен номер. "Ка Икс Эр - семьсот пятьдесят девять".
Хеджиз рассмеялся.
- Женщина? - спросил он. - О, пожалуй, я могу заставить вас переделать статью с помощью шантажа. Джин знает о ней?
- Это вовсе не шуточное дело, - буркнул Отфорд. Она мне уже целых два дня житья не дает. Каждые четверть часа то звонит по телефону, то пытается прорваться ко мне лично.
- Но кто она?
- Провалиться мне, если знаю. Какая-то миссис Аллен, или Олбэн, или как там еще.
- Миссис Олбэн, - сказал мистер Поул. - Некая миссис Элэрик Олбэн.
- Я уйду через служебный ход, Поул, - сказал Отфорд. - А вы, пожалуй, попросите сержанта Оуки подогнать машину к Тридингтон Мьюз.
- Но как же мне быть сейчас, сэр? - спросил Поул. Бедная дама выглядит очень огорченной. Она сидит в этрусском зале. Мне пришлось принести ей стакан воды.
- Проявите инициативу, Поул, - туманно ответил Отфорд.
Хеджиз был явно озадачен.
- Но почему вы так боитесь ее, Джон?
- Она говорила по телефону абсолютно истерично и бессвязно.
Хеджиз улыбнулся:
- Я-то думал, нечто подобное случается только с кинозвездами или певцами. Что она хочет, если не секрет?
- Это великий секрет. Она оставила его при себе. Я не понял ни единого слова, кроме того, что дело как-то связано с ее мужем.
- Мужем?
- Странно, - неожиданно сказал Поул, во все глаза разглядывая автобиографию сэра Краудсона Гриббелла, которую Отфорд положил обратно на стол. - Каждый раз, когда она приходит сюда, она сжимает в руках эту книгу.
- Вы уверены? - спросил Отфорд.
- Абсолютно.
- Что-то не очень подходящее чтиво для истеричной женщины, - заметил Хеджиз. - Какого она возраста?
- Я бы сказал, ей за пятьдесят, сэр.
- Может, одна из любовниц, брошенных Гриббеллом в Старом Дели? - буркнул невольно заинтригованный Отфорд.
- Как, вы сказали, ее имя? - переспросил Хеджиз.
- Олбэн. Миссис Элэрик Олбэн, - ответил Поул. В наступившей тишине Хеджиз открыл книгу и просмотрел указатель имен. Внезапно он изумленно поднял брови.
- Что там такое?
- Олбэн, бригадный генерал, Элэрик. Впоследствии полковник. Страница триста сорок семь. Бригадный генерал, впоследствии полковник. Занятно.
Хеджиз нашел триста сорок седьмую страницу и прочистил горло.
- "Двадцать девятого ноября, - прочитал он, - после того как моя дивизия уже больше месяца удерживала позиции по реке Риццио, произошло одно из тех редких событий, что бросают тень на карьеру солдата и вынуждают его принимать решения, при всей своей неприглядности необходимые для успешного исхода кампании..."
- Что за напыщенный осел, - перебил Отфорд. - Я прямо слышу, как он диктует это.
- "Вечером двадцать восьмого числа я вернулся легким самолетом в расположение своих войск после продолжительного совещания с генералом Марком Кларком, который интересовался, считаю ли я возможным перейти в наступление на противника всеми имеющимися у меня силами совместно с польской дивизией на моем правом фланге. Атака предполагалась на очень узком участке фронта с целью форсировать реку и захватить перекресток дорог в Сан-Мельчоре-ди-Стетто, тем самым рассекая коммуникации противника в жизненно важном пункте. Польский ге- нерал изъявил готовность участвовать в атаке, но я возразил против нее, полагая, что наши части были в состоянии лишь удерживать занимаемые позиции, пока мы не подтянем тылы чтобы, обеспечить успех операции. Разведка установила наличие на северном берегу подразделений двух дивизий противника - триста восемьдесят первой и отборной гренадерской Великого курфюрста; естественно, я был категорически против бессмысленных потерь личного состава, неизбежных при таком поспешном и неподготовленном наступлении против значительных сил противника. Американский генерал, правда сохраняя вежливость, выказал чрезвычайную настойчивость, пытаясь заручиться моей поддержкой, и мне отнюдь не помогло ретивое и не лишенное хвастовства отношение к его плану польского генерала, проявившего абсолютно неуместное бахвальство. Обещав генералу Кларку дать ответ в течение суток, я вернулся в мою штаб-квартиру в деревне Валендаццо. Мой отъезд произошел в несколько неприятной, хотя и сдержанной атмосфере. Прибыв в Валендаццо, я немедленно пригласил на обед командиров бригад. Также присутствовали мой адъютант Фредди Арчер-Браун и мой начальник разведки Том Хоули. Бригадный генерал Фулис всецело одобрил мой план. Единственные возражения поступили от бригадного генерала Олбэна, офицера, имевшего блестящую репутацию храбреца, но известного еще и определенной невыдержанностью и буйством характера. За обедом бригадный генерал Олбэн проявил крайнюю враждебность и заявил, что я не отдаю себе отчета в своих действиях. В глубоком возмущении он покинул штаб-квартиру и следующим утром, действуя исключительно по собственному усмотрению, начал наступление на своем участке без поддержки артиллерии. Хотя двум ротам удалось форсировать реку и захватить незначительный плацдарм на вражеском берегу, потери оказались столь велики, что я был вынужден приказать им отойти на исходные позиции. Рассмотрев дело бригадного генерала Олбэна, военно-полевой суд понизил его в звании до полковника и уволил в отставку. Столь мягкое наказание стало возможным лишь благодаря его репутации человека высокого личного мужества".
Наступило молчание. Отфорд нахмурился.
- Не хотите ли принять ее теперь, Шерлок*? - спросил Хеджиз. ------ * Намек на сыщика Шерлока Холмса, прославленного героя книг А. Конан Доила. -------

- По всей вероятности, Гриббелл пишет правду, - ответил Отфорд.
- Вот уж не похоже на вас!
- Поул, пригласите даму сюда. Покинув кабинет, Поул тут же вернулся.
- Она ушла, - сказал Поул.

В телефонной книге не нашлось и следа Элэрика Олбэна, поэтому вечером Отфорд отправился не домой, а в некий клуб на улице Сент-Джеймс. Он пробовал притвориться перед самим собой, будто едет туда, просто чтобы выпить немного, но на самом деле в нем проснулся дух искателя приключений. Это был один из тех клубов, куда он прошел довольно давно, но где бывал очень редко: слишком уж он напоминал Отфорду закрытую частную школу, в которой он учился. Члены клуба, большей частью военные - вышедшие на пенсию по старости лет, с примесью тех, кто состарился преждевременно, - так и не сумели освободиться от привычки к иерархии, свойственной их по-школярски построенной жизни. Они сидели вокруг в глубоких креслах с враждебным видом, пытаясь определить свое истинное место при нынешнем порядке вещей по оттенкам подобострастия или высокомерия на лицах их коллег.
Войдя в клуб, Отфорд оставил шляпу в гардеробе и прошелся по просторным апартаментам, как бы ища кого-то. Вокруг, словно в церкви, слышалось журчанье приглушенных разговоров. Ковер поглощал звук его шагов. Он увильнул от бара - там сидело не менее трех печально прославленных зануд, высматривавших жертву, как проститутки в кабачке. Отфорд заметил Леопарда Бейтли, одиноко сидевшего в читальне и разглядывавшего журнал, посвященный скачкам. Леопард - генерал-майор действительной службы - был неплохим малым. Он обладал лихорадочным воображением военного и достаточным частным состоянием, чтобы позволить себе высказывать из ряда вон выходящие мысли и сделать из службы хобби. Своим весьма грозным прозвищем Бейтли был обязан не столько выдающимся проявлениям отваги, сколько кожному заболеванию, которым страдал с юных лет.
- Добрый вечер, сэр.
Леопард поднял взгляд и улыбнулся.
- Не часто мы имеем удовольствие видеть вас здесь, Отфорд.
- Можно посидеть с вами?
- Сделайте милость. Я всего лишь убиваю время, но вижу, мне плохо это удается.
Потягивая виски с содовой, Отфорд спросил Леопарда, знавал ли тот когда-нибудь бригадного генерала Олбэна.
- Элэрик Олбэн? - нахмурился Леопард. - Да. Неприятная вышла история. Хотя он сам все время напрашивался. Иначе и кончиться не могло.
- Он был плохой солдат?
- О нет, напротив, чересчур хороший. А чересчур - это всегда слишком много, чтобы хорошо кончиться, если вы меня понимаете. То, что случилось с ним, едва не случилось и со мной, причем не раз. И потом, я не знаю, действительно ли он чрезмерно пил, мы не настолько хорошо были знакомы, но он вечно казался пьяным. Когда ни встретишь его - язык заплетается, глаза мутные, буянил, как черт. Я думаю, у него была аллергия на глупость, но если у вас аллергия на глупость, да еще в армии, вы запьете и обязательно сорветесь в самый неподходящий момент, а в конце концов обнаружите, что стали озлобившимся брюзгливым штатским.
- Думаете, это случится и с вами?
- О господи, конечно же нет. У меня глупость не вызывает аллергии, она забавляет меня. Я-то, пожалуй, дослужусь до фельдмаршала.
После небольшой паузы Отфорд спросил Леопарда:
- Вы случайно не читали книгу Гриббелла?
- Книгу Гриббелла, говорите? Вот уж не думал, что этот тип умеет писать.
- Кто-то, наверно, написал за него.
- Нет, у меня есть более интересные занятия, чем пускаться в странствия ради открытия абсолютно посредственного ума.
Экземпляр "Таймс", развернутый напротив Отфорда и Леопарда, опустился, и собеседников смерил взгляд, примечательный отсутствием всякого выражения.
- Мы как раз обсуждали вашу книгу, сэр, - запинаясь, произнес Отфорд.
- Мою книгу? Да она вышла два дня назад.
- Но я почти всю ее уже прочел, - сказал Отфорд.
- Захватывающая книга, не так ли! - Гриббелл не спрашивал, Гриббелл утверждал.
- Я не читал ее, - заявил не без раздражения Леопард.
- Что вы?..
- Я ее не читал.
- Думаю, она вам понравится, Бейтли, очень уж хорошо читается.
Закусив губу, Отфорд ринулся в атаку:
- Описание переправы через реку Риццио представляет итальянскую кампанию в совершенно новом свете.
На лице Гриббелла появилось почти добродушное, даже благодарное выражение. Он отложил свою газету.
- Вы военный, сэр? - спросил он.
- Я историк.
- Военный историк?
- Да. Мое имя - Джон Отфорд.
Гриббелл пропустил слова Отфорда мимо ушей. Казалось, он слышал лишь то, что хотел услышать, и, пока Джон представлялся, генерал уже обдумывал следующую фразу.
- Знаете, - начал он, - некоторые из вас, историков, чертовски несправедливо обошлись кое с кем из нас, бедолаг, которые и вынесли на своих плечах настоящие сражения.
- Но разве не правда, что некоторые из вас, военных, чертовски несправедливо обошлись друг с другом? Прочитав все, что написали Айк*, Кровь и Кишки**, и Монти, и Омар Брэдли, я удивился, как мы вообще выиграли войну. ------ * Айк - прозвище американского генерала Эйзенхауэра (1890- 1969), командовавшего экспедиционными силами союзников в Западной Европе; впоследствии главнокомандующий силами НАТО (1950-1952), президент США (1953-1961). ** Кровь и Кишки - прозвище американского генерала Паттона, отличавшегося крайней невыдержанностью характера; командовал соединениями во время кампаний в Северной Африке и Западной Европе. -------

Гриббелл пропустил мимо ушей и это.
- Никто ведь так и не понял, - продолжал он, - что, не форсируй я тогда под рождество Риццио, сидеть бы нам в Италии по сей день. - Он улыбнулся тусклой улыбкой и, казалось, готовился принимать поздравления.
- Но что было бы, перейди вы в наступление, когда хотел Марк Кларк?
Гриббелл расценил этот вопрос как проявление наглости.
- Любезный юный сэр, - сказал он на удивление злобно, - согласись я с этим планом, я бессмысленно потерял бы две тысячи человек.
- А если бы вы поддержали атаку бригадира Олбэна?
Гриббелл вскочил, словно ему дали пощечину.
- Я пришел сюда не для того, чтобы подвергаться оскорблениям, - произнес он чопорно. - Могу я узнать, вы - член нашего клуба или находитесь здесь как гость?
- Я - член клуба, - спокойно ответил Джон.
- Весьма сожалею слышать это.
И Гриббелл величаво удалился.
- Выдали ему на все сто, - пробормотал Леопард. Но тут Гриббелл неожиданно вернулся к ним.
- Есть определенные вещи, которых не вставишь в книгу во избежание иска за клевету, - сказал он более разумным тоном. - И я не мог упомянуть об одном обстоятельстве, связанном с атакой Олбэна. Он был пьян. И возглавлял атаку, одетый в пижаму.
Отфорд вел машину, находясь под сильнейшим впечатлением от случившегося. И ему лишь ценою больших усилий удавалось следить за сигналами светофоров. Почему упоминание имени Олбэна вызвало столь несоразмерный гнев у генерала Гриббелла? И зачем было генералу так впечатляюще, пусть и банально, обставлять свой уход лишь затем, чтобы тут же испортить эффект, вернувшись с довольнотаки рациональным объяснением поведения Олбэна? Какое странное значение придал генерал всему эпизоду неумеренным проявлением гнева и непрошеным объяснением его!
Поставив машину на стоянку, Отфорд хотел было выключить фары, но ему показалось, что рядом с изгородью, метрах в трех от него, стоит какая-то женщина. После минутного колебания Отфорд все-таки выключил фары, вышел из машины и запер дверь. Он подождал немного. Ему послышался скрип каблука по гравию, и снова все смолкло.
- Миссис Олбэн! - позвал он.
Молчание.
Джон снова открыл дверь, сел в машину, повернул ключ зажигания и медленно поехал вперед в кромешной тьме. Внезапно он включил фары, и лучи света поймали жалко выглядевшую, бледную женщину. В руках она сжимала книгу Гриббелла. Отфорд притормозил, открыл дверь и сказал возможно непринужденней:
- Не хотите ли чего-нибудь выпить, миссис Олбэн?
- Почему вы все время избегаете меня? - выпалила та.
- Я не понял, кто вы.
- Вы смеетесь надо мной!
- С какой стати мне над вами смеяться? - слегка растерялся Отфорд. На миг оба умолкли, не зная, что сказать. Прошу вас, заходите в дом, мы сможем там поговорить спокойно.
Джин Отфорд пришла в ярость: муж не только не позвонил предупредить, что опоздает к ужину, но, явившись наконец, привел с собой какую-то растрепанную особу, очень смахивающую на побродяжку.
Ужинали в молчании. Барьер злости разделил жену и мужа, а замечания миссис Олбэн - что еда, мол, великолепна, но она вовсе не имела намерения оставаться на ужин, это Отфорд настоял, а теперь она пропустила последний поезд с пересадкой на Саннингдейл и не знает, что делать, лишь подогревали возникшую глухую распрю.
После кофе Джин стремглав выскочила из комнаты, не обронив ни слова, и Отфорд обратился к миссис Олбэн.
- Скажите, - спросил он, - почему вы так настойчиво звонили мне и преследовали меня последние два дня?
- Боюсь, ваша жена не очень мною довольна, - робко заметила миссис Олбэн.
- Нет, это мною она не очень довольна, пусть даже вы и дали к этому повод. Я хотел бы, чтоб вы ответили на мой вопрос.
- Вы знакомы с моим мужем? - спросила она, явно пересиливая себя. Миссис Олбэн была женщиной весьма нервической и не очень привлекательной.
- Нет.
- И думаю, не читали еще эту книгу?
- Почему, я прочел ее.
- Вот как.
Она замолчала. Отфорд знал наперед, что ему предстоит услышать, но миссис Олбэн нужно было обдумать, как изложить свое дело, а это требовало времени. Она была жалкой: налитые кровью глаза и растрепанные седые волосы делали ее похожей на старую каргу.
- Тогда вы читали и о бригадном генерале Олбэне.
- Да.
- И поверили этому?
- У меня нет оснований не верить.
Миссис Олбэн заплакала; но как ни странно, слезы казались до того естественной деталью ее лица, что не вызывали почти никакого сочувствия.
- Это несправедливо! - вскричала она. - Чудовищно несправедливо!
- Вы разве были там? - спросил Отфорд, несколько удивленный собственным бессердечием. Поразительно, но эта женщина вызывала у него не жалость, а раздражение.
- Конечно, меня там не было, но я знаю Рика! Я знаю своего мужа!
Столь бурный протест пробудил у Отфорда смутное чувство вины, но он лишь потупил взгляд и ждал. В конце концов, почему он должен помогать выбираться из долгих, невыносимых пауз женщине, съевшей его ужин и ставшей причиной его ссоры с женой?
- Я знаю своего мужа и знаю Крауди Гриббелла.
- Вот как? - пытливо взглянул на нее Отфорд. - Где вы встречались с ним?
- В Индии, в Месопотамии. Я знаю и его, и Флору. С Флорой мы учились в школе. Мы - дальние родственницы.
- Флора? Миссис Гриббелл?
- Леди Гриббелл, - поправила миссис Олбэн. В Англии положено воздавать должное даже врагам. - Одна из самых жадных, эгоистичных, самоуверенных женщин, каких только видел белый свет.
Да, даже врагам следует воздавать должное.
Миссис Олбэн провела рукой по лицу, как бы пытаясь начать заново.
- Крауди был на два года старше Рика, но Рик очень быстро обошел его по службе. Муж получил орден "За безупречную службу" и офицерские погоны в семнадцатом, когда ему было всего восемнадцать лет. В двадцать четыре года он уже служил в чине капитана в Индии, а Крауди был всего-навсего заштатным лейтенантом первого батальона своего полка, стоявшего на севере Англии. В начале тридцатых годов они вместе служили в районе Мадраса. Из всех майоров британской армии младше Рика возрастом был только один человек. А Крауди занимал капитанскую должность, командуя пехотной ротой. К началу войны мужу исполнился сорок один год. Он был подполковником, командиром бронетанкового полка. Крауди тогда было сорок три. Все еще капитан и поговаривал об отставке. Рик попал в плен под Дюнкерком*, но сумел бежать. Это был один из самых дерзких побегов из плена за всю войну; но Рик никогда не писал о нем и не желает даже говорить об этом. Зимой сорокового года он вернулся в Англию, полный идей, как нанести немцам наиболее чувствительный и сильный удар. В сорок первом он возглавил рейд восьми добровольцев на Нормандские острова, где захватил ценнейшие трофеи. За этот рейд его одновременно и отметили, и наказали. ------ * Имеется в виду операция (26.V-4.VI 1940) по эвакуации в Англию англо-французских войск, окруженных немцами в районе французского порта Дюнкерк. Просчеты гитлеровского командова- ния, а также героизм английских и французских моряков и летчи- ков дали возможность эвакуировать значительную часть войск. -------

- Почему? - спросил Отфорд.
- Он заранее никого не поставил в известность о своей операции. Позже в том же году Рик получил танковую бригаду в Эфиопии и, уйдя далеко вперед от основных сил, взял в плен шестерых итальянских генералов со всеми их войсками. В сорок втором году поговаривали, не дать ли ему дивизию, но, увы, этого не случилось. Вечно он выходил из себя и ссорился не с теми, с кем надо, даже с "Верзилой Вильсоном", военным министром. Его перевели на канцелярскую должность в министерство обороны, и он оставался там, пока не получил двести сорок первую бригаду. Но к тому времени Крауди Гриббелл уже пролез наверх свойственным ему неприметным образом, и бедняга Рик оказался под началом человека, с которым менее всего вообще хотел бы иметь дело.
- Они ненавидели друг друга?
- Не думаю, что Рик действительно ненавидел Крауди. В прошлом у них бывали очень ожесточенные стычки, но Рик - человек немстительный. Он скорее ненавидел не самого Крауди, а все, что тот собой олицетворял: тупость, боязнь риска, раболепие. "И за каким чертом такому человеку идти в армию?" - вечно спрашивал Рик.
- Ответ один - чтобы стать генералом, - сказал Отфорд. Эта гарнизонная дама изрядно раздражала его. Но объясните, пожалуйста, почему желание оправдать вашего мужа привело вас ко мне?
- Я нашла ваше имя в оглавлении энциклопедии в публичной библиотеке. Вы писали об итальянской кампании. Видите ли, Рик никогда не напишет книги. Да и напиши он ее, никто его книгу не издаст. Но вы - авторитетный писатель, которого читают все. Ваши труды - часть официальной истории.
В этот самый момент в комнату ворвалась Джин. Она была в ночной рубашке и халате.
- Идешь ты спать? - спросила она.
Отфорд почувствовал минутное искушение взорваться, но вместо этого ответил весьма непринужденно:
- Сию минуту, дорогая. Вот только отвезу миссис Олбэн в Саннингдейл.
Джин сама мысль о поездке в Саннингдейл среди ночи показалась настолько нелепой, что чуть было даже ее не развлекла. И она просто захлопнула дверь.

Поездка оказалась куда более долгой, чем полагал Отфорд, и всю дорогу миссис Олбэн монотонно бубнила, изливая горькие чувства полковой леди Макбет. Она без конца возвращалась к несправедливости, постигшей ее мужа, но не смогла привести ни единого довода в пользу того, что Гриббелл в своих действиях был не прав.
Когда наконец машина подъехала к низкому, невзрачному домику, в котором, по ее словам, жила миссис Олбэн, входная дверь была открыта и на фоне освещенной прихожей вырисовывалась тощая, долговязая фигура.
- О господи, - пробормотала искренне встревоженная миссис Олбэн.
- Где тебя черти носят? - заорал полковник.
- Мистер Отфорд был настолько любезен, что отвез меня домой, - нервно отвечала жена.
- Отфорд? Вы и есть тот напыщенный индюк, который написал всю эту высокопарную дребедень в энциклопедии об итальянской кампании?
- Откуда ты знаешь? - спросила в изумлении его жена.
- Да, - сказал Отфорд.
- И я полагаю, - продолжал полковник, - моя жена извела вас слезливыми россказнями обо мне.
Отфорд посмотрел на миссис Олбэн и впервые, пожалуй, посочувствовал ей, до того она казалась одинокой, брошенной и отчаявшейся.
- Нет, полковник Олбэн, это я ее извел.
- Я вам не верю.
Отфорд вышел из машины. Так, казалось ему, можно будет держаться с большим достоинством. Полковник, заметил он, был в пижаме. Ветерок доносил запах виски.
- Не верите, и черт с вами, - отрезал Отфорд, сам удивившись собственной храбрости. - Но дело в том, что я интересуюсь переправой через реку Риццио и, как историк, намерен получить необходимую информацию из любого возможного источника.
- Интересно, зачем это вы вылезли из машины? - парировал полковник. - Если думаете, что я приглашу вас в дом побеседовать, вы очень ошибаетесь. А если тешите себя надеждой, будто я выскажу вам признательность за то, что доставили мою жену в целости и сохранности, ошибаетесь еще больше. Мне нет никакого дела, где она была, чем занимается и увижу ли я ее снова. То же самое, сэр, относится и к вам.
Внезапно он развернулся, и мощный взмах кулака едва миновал его жену; непонятно - намеренно ли промахнулся полковник или не рассчитал удар. Всхлипнув, миссис Олбэн исчезла в дверях. В соседних домах открылись одно-два окна, и сонные голоса воззвали к нарушителям тишины.
- А теперь, - сказал полковник, - катись отсюда. Убирайся прочь, да поживее.
- Я начинаю верить тому, что рассказал мне сэр Краудсон Гриббелл! - крикнул Отфорд вслед удаляющейся фигуре. - Вас выставили из армии за пьянство.
Повернувшись, полковник медленно подошел к Отфорду и тихо сказал:
- Совершенно верно. Я тогда был пьян как сапожник. И не только пьян, но и по такому случаю одет в пижаму - белую, в тонкую голубую полоску. Я повел бригаду в атаку, нарушив приказ, за что и был вполне заслуженно отдан под трибунал. Генерал сэр Краудсон Гриббелл знал, что делал, а я - нет. Моя опрометчивость обошлась нам в четыреста двадцать четыре убитых и около восьмисот раненых. Вы удовлетворены?
Медленно и не очень твердо он пошел обратно к двери.
- Надеюсь, сэр, вы не станете вымещать недовольство моей глупостью на вашей жене, - только и мог сказать огорошенный Отфорд.
- Это, - ответствовал полковник, - мое дело, так же как и сражение на реке Риццио, - и захлопнул за собой дверь.
Отфорд вернулся домой в четыре утра, усталый, злой и растерянный. Он на цыпочках прошел в спальню и разделся как можно тише. Привыкнув к темноте, он вдруг обнаружил, что жена наблюдает за ним своими большими, явно обиженными глазами. Отфорд был слишком расстроен, чтобы даже попробовать объясниться в столь поздний час, и поэтому, сделав вид, будто ничего не заметил, тихо лежал в темноте, притворяясь спящим.
Наутро за завтраком оба были холодны друг с другом, Отфорду не хватило смелости покончить с этим недоразумением. В напряженном молчании ему почему-то лучше думалось. Он уехал на работу, не попрощавшись с женой.
На работе ему, как обычно, нечего было делать. Он сидел за столом, зевая и озираясь по сторонам. И вдруг принял решение. Позвонив своему приятелю в министерство обороны, он привел в действие архивный механизм - на предмет поиска документов части, где служил Олбэн. Несколько часов спустя, после телефонных разговоров на приличную сумму, которые можно было объяснить или оплатить позже, Отфорд установил, что во время форсирования реки Риццио адъютантом Олбэна был некий лейтенант Гилки, ныне владеющий фермой в Кении, а денщиком Олбэна был рядовой Джек Леннок, который состоит членом Корпуса Комиссионеров*. С помощью этой организации Джека Леннока удалось быстро разыскать: он работал в кинотеатре на Лестер-сквер. ------ * Объединение бывших военнослужащих, поставляющее швейцаров, курьеров и т.п. Основано в 1859 году. -------

Забыв об обеде, Отфорд взял такси и отправился на Лестер-сквер. Взойдя по ступенькам к высокому багроволицему швейцару в ослепительном опереточном мундире, он осведомился о Ленноке. Швейцар поведал ему, что Леннок трудится в конторе наверху, но приходит не ранее трех часов.
Отфорд сидел в кафе-молочной, ел отвратительный хамбургер и не мог понять, почему испытывает такое нетерпение.
Все известные ему факты ясно свидетельствовали: никакой тайны здесь нет. Гриббелл и Олбэн соглашались во всем. И Олбэн - обвиняемый - куда энергичнее доказывал свою вину, чем Гриббелл, обвинитель. И тем не менее чутье подсказывало Отфорду, что он на пороге открытия и поиск должен продолжаться.
В три часа Отфорд поднялся в помещение кинокомпании, расположенное над кинотеатром. Леннока он нашел за столом в приемной на восьмом этаже. Тот был в форменном темном костюме с медалями на груди. Когда Отфорд подошел к нему, Леннок поднял взгляд и улыбнулся. У него было приятное, открытое лицо.
- Кого бы вы хотели видеть, сэр? - спросил он.
- Полагаю, что вас.
- Меня?
- Вы - мистер Леннок?
- Да.
Отфорд представился и без обиняков спросил об Олбэне. Выражение лица Леннока изменилось. Казалось, в глазах его снова вспыхнула былая боль.
- Я всем этим сыт по горло, сэр, - сказал Леннок. Да и старик, я думаю, тоже. Я предпочел бы обо всем забыть.
Отфорд протянул ему фунтовую бумажку, тот не взял ее.
- Вы хорошо к нему относились?
- Кто, я? Я в жизни никого лучше не видел. Но его, конечно, надо было знать. У него были свои взлеты и падения, как и у каждого человека.
- Однако он любил заглядывать в бутылку?
Леннок подозрительно и не без гнева взглянул на Отфорда:
- Он не прочь пропустить рюмочку в подходящий момент, сэр, как, наверно, и вы.
- Вы принимали участие в форсировании реки?
- Да, сэр, принимал, - сказал Леннок.
- И были одним из тех, кто переправился на другой берег?
- Мы все переправились на другой берег, сэр.
- Все? Вся бригада?
- Вся бригада.
Отфорд нахмурился.
- И далеко удалось вам продвинуться?
- Это надо спросить у кого-нибудь другого, сэр. Я был ранен в ногу, как только оказался на том берегу, и отправлен в госпиталь. А выписавшись, попал на Дальний Восток с нашим восьмым батальоном и никого из ребят больше никогда не видел.
- Вы поддерживаете контакты с кем-нибудь из бывших сослуживцев, кого бы я мог расспросить?
- В Лондоне почти никого из них нет, сэр. Разве что старшина третьей роты Ламберт. Он заведует турецкой баней при мотоспортивном клубе, в конце Джермин-стрит. С ним я иногда встречаюсь.
В этот момент в приемную вошел кто-то из служащих кинокомпании и позвал Леннока.
- Извините, сэр, я сейчас же вернусь, - сказал Леннок и ушел.
Отфорд не стал дожидаться его возвращения. Он вышел на улицу, подозвал такси и направился в мотоспортивный клуб. Войти в него не члену клуба оказалось целой проблемой, но принадлежность Отфорда по меньшей мере к одному из других престижных клубов помогла убедить секретаря. После совершенно излишних объяснений Отфорда препроводили в турецкую баню и представили старшине Ламберту, маленькому жилистому человечку. В его облике проскальзывала резкость, от которой даже при самой чистой совести становится не по себе. Ламберт был одет в белое с головы до пят, движения его были упруги, как у инструктора по физической подготовке.
Не теряя времени, Отфорд начал расспрашивать его.
- Не уверен, обязан ли я отвечать на ваши вопросы, сэр, поскольку не знаю наверняка, вправе ли вы задавать их.
- Но должны же вы иметь свое мнение, - сказал Отфорд, которому претила напыщенность людишек, упивающихся своей приниженностью.
- Я могу иметь свое мнение, сэр, но это не значит, что я имею разрешение высказывать таковое когда угодно, если вы понимаете, что я имею в виду.
- Нет, не понимаю. - Джон почувствовал раздражение.
- Что ж, позвольте сказать так. Я не знаю, рассекречено все случившееся с нами при форсировании реки Риццио или нет.
- Кто-нибудь говорил вам, что эти сведения засекречены?
- Никто не говорил мне, что они рассекречены, - лукаво ответил бывший старшина в полной уверенности, что выиграл очко в споре. О боже, какой идиот!
- Вы знали бригадного генерала Олбэна?
- Полковника Олбэна, сэр.
- Если вам угодно быть невеликодушным.
- Я всего лишь точен, сэр.
- Как по-вашему, он был хорошим офицером?
- Мои отзывы не в счет, сэр. Имеют значение, во-первых, послужной список и заключение военно-полевого суда - во-вторых.
- Вы согласны с приговором суда?
- Не мое это дело - соглашаться или не соглашаться с приговором суда; я должен его выполнять.
- О господи, но ведь все происходило на ваших глазах!
- Вот именно, - ответил бывший старшина. Вызывающий тон его покоробил Отфорда, и все же он решил предпринять новую попытку:
- Вы форсировали реку двадцать девятого ноября. Это общеизвестно.
- Должно быть, так, сэр, раз вы это знаете.
- Как я понял, через реку переправился целый батальон, прежде чем был получен приказ отходить.
- Этого я не могу вам сказать, сэр.
- Кому вы, по-вашему, поможете, если скажете? - вскричал Отфорд. - Немцам? Но они теперь на нашей стороне и жаждут всячески помочь нам.
- Почему вам тогда не обратиться к ним?
- Ей-богу, это идея!
Старшина утратил выдержку. Мысль о том, что он мог подать Отфорду идею, ужаснула его.
- Что вы намерены предпринять, сэр? - спросил он, прикрыв глаза, как в мелодраме.
- Я намерен воспользоваться вашим советом и узнать правду у немцев.
- Но я вовсе вам этого не советовал!
- Нет, советовали! - отвечал Отфорд. - Вы сказали: "Почему вам тогда не обратиться к ним?"
- Я не совсем это имел в виду, сэр. Но если вы хотите получить необходимые сведения, я буду вам весьма признателен, если вы свяжетесь с майором Энгуином. Он принял батальон после гибели нашего старика, полковника Рэдфорда. - Теперь старшина так разволновался, что у него перехватывало дыхание.
- Вот это уже лучше, - сказал Отфорд. - Майор Энгуин, говорите? Где я могу его найти? Вы знаете?
- Так точно, сэр. Мы до сих пор обмениваемся открытками на рождество, сэр. Он теперь занимается перевозками на грузовиках, сэр, в Линкольне. Фирма "Братья Энгуин".
- Большое спасибо.
Отфорд протянул фунтовую бумажку, которую бывший старшина взял с легким поклоном.

Отфорд вернулся в музей около половины пятого и обнаружил, что никто ему не звонил и никто его не спрашивал. Взгляд его упал на книгу "Таков был приказ".
"Хотя двум ротам удалось форсировать реку и захватить незначительный плацдарм на вражеском берегу, потери оказались столь велики, что я был вынужден приказать им отойти на исходные позиции", - снова прочитал он.
И все же, по словам Леннока, через реку переправилась вся бригада. Возможно, Леннок был не в том положении, когда можно все знать точно? А может, не в том положении был и сам Гриббелл?
Отфорд без труда нашел номер фирмы "Братья Энгуин" в Линкольне и вскоре уже говорил с майором Энгуином по междугородному телефону. Судя по голосу, Энгуин воображал себя прирожденным руководителем людей и грузовиков.
- Олбэн? - переспросил он. - Я этого типа терпеть не мог. Донельзя дурно воспитан, чертовски тщеславен да к тому же еще и с причудами. Носил фуражку задом наперед и принимал парады в пижаме. Вам, безусловно, знаком подобный тип людей. Вечно выламываются как могут. Но должен вам сказать, солдаты пошли бы за ним в огонь и в воду. Он их завораживал. И умел веселить. Они считали его чокнутым и при нем не скучали ни минуты, это уж точно. Но в офицерском собрании он был сущим бедствием.
- Пил?
- Да, но держался великолепно, сколько бы он ни выпил. Никогда не встречал человека, который умел бы так пить, не теряя контроля над собой. Просто невероятно. И всегда сохранял ясность ума.
- Вы когда-нибудь сталкивались с сэром Краудсоном Гриббеллом?
- Да, еще одна совершенно отвратительная личность. Но, разумеется, полная противоположность дикарю Олбэну - вылитый полковник Блимп*. В жизни своей никогда не рисковал. Ни разу не продвинулся ни на шаг, если не был уверен в успехе и пока дивизии на его флангах не выполнят всю грязную работу. С Олбэном, по крайней мере, не соскучишься, но, заговорив с Зевуном Гриббеллом, вы сию же минуту начнете храпеть. ------ * Полковник Блимп - персонаж карикатур Дейвида Лоу, популярных в 30-е годы. Стал именем нарицательным, символом косности, шовинизма и мещанства. -------

Занятный тип этот Энгуин.
- Генерал Гриббелл написал книгу.
- Зевун? Я рад, что не вложил в нее денег. И что же он пишет?
- Пишет, что когда Олбэн начал свою атаку, через реку переправились только две роты, и...
- Полная и заведомая ложь. Мой батальон был в резерве, и мы переправились вслед за двумя остальными батальонами бригады.
- Гриббелл называет незначительным захваченный Олбэном плацдарм.
- И вы поверили этому? Целью операции ставился захват деревни Сан... как ее там...
- Сан-Мельчоре-ди-Стетто.
- Вот именно. Так вот, мы заняли ее менее чем через полчаса после начала атаки. Потери были совсем незначительны. Олбэн приказал занять оборону и окапываться и послал сообщение в штаб, просил поддержать бригаду силами дивизии. В ответ он получил лишь приказ отступить. Сначала Олбэн отказался отступать, но в конце концов вынужден был подчиниться. Когда солдаты поняли, что отступают без всякой причины, чуть было не вспыхнул бунт. Наш отход придал фрицам духу, и они открыли убийственный огонь. Девяносто пять процентов всех потерь мы понесли при отступлении.
- О господи!
- Да, вот как оно было. Так что не принимайте всего на веру. Окажетесь в Линкольне, в любое время буду рад...

Отфорд снова лихорадочно зазвонил в министерство обороны и благодаря своим связям выяснил, что немецкими войсками, противостоявшими дивизии Гриббелла, командовал некий генерал Шванц, который, к счастью, оставался в армии до сих пор и был прикомандирован к штаб-квартире войск НАТО в Париже. Несмотря на поздний час, Отфорд заказал Париж и выяснил, что генерал уже покинул штаб, но его можно найти в отеле "Рафаэль". Тревожно поглядывая на часы, Отфорд заказал разговор с отелем "Рафаэль" и узнал, что генерал Шванц, по всей видимости, уехал в посольство Западной Германии на прием в честь какого-то высокого гостя из Америки. Не колеблясь, Отфорд позвонил в посольство и, припомнив все известные ему немецкие слова, попросил генерала Шванца. Человек, ответивший на звонок, отправился искать генерала, и Отфорд услышал в трубке приглушенный гул голосов, обычный для коктейлей. Неплохо бы, подумал он, и ему сейчас выпить. Наконец в трубке раздался довольно высокий мягкий голос:
- Hallo, hier Schwantz*. ------ * Алло, Шванц слушает (нем.). -------

- Вы говорите по-английски?
- Кто у аппарата?
Отфорд объяснил, что он военный историк, и извинился за беспокойство, причиненное генералу в неурочный час. Поскольку немцы питают большое уважение к историкам вообще, а к военным - в особенности, генерал был более чем любезен.
- Я хочу задать вам вопрос о форсировании реки Риццио, сэр.
- Риццио? Да-да. Возможно, я пошлю вам мою книгу... "Sonnenuntergang in Italien"**. Здесь трудно говорить, потому что много шуму. ------ ** "Закат солнца в Италии" (нем.). -------

- Вы написали книгу?
- Да. Две недели как вышла в Мюнхене, на немецком, конечно. Я пошлю ее вам.
- Огромное спасибо, сэр. С удовольствием прочту ее. Не могу ли я задать вам сейчас еще один вопрос?
- Пожалуйста.
- Застала ли вас врасплох атака англичан двадцать девятого ноября?
- Абсолютно. Не было никакой артиллерийской подготовки. Мы привыкли, что атаки англичан всегда построены по одной схеме. Артиллерия, а потом, через час или около того, пехота. Тогда было что-то совсем другое. Атаку возглавил офицер в белом. Его костюм походил на пижаму. Он курил трубку и держал в руке британский флаг. Многие солдаты тоже курили, дудели в трубы и горны, били в барабаны. Такую форму атаки мы применяли в первую мировую войну, так называемая "психическая атака". Боевой дух моих солдат был настолько низок, что они покидали свои позиции, почти не открывая огня. Они, видите ли, прибыли из России, и генеральный штаб считал, что после России Италия - это нечто вроде курорта, но там, конечно, тоже было тяжело, хотя и полегче. Некоторые солдаты так перепугались, что приняли эту фигуру в белом за призрак или, как у вас говорят, за труп. И эта странная какофония. Все было очень умно придумано, ничего умнее я на войне никогда не видел, потому что психологический момент был очень правильно выбран. В первую мировую войну мы потеряли много солдат, бросая их в такие атаки против свежих частей противника, у которых был высокий боевой дух. Я не мог спасти наш штаб в Сан-Мельчоре-ди-Стетто, и наша линия обороны была прорвана. Одним из последних моих действий была отправка срочной просьбы о помощи командиру корпуса генералу фон Хаммерлинку, но я знал, что ему придется отдать приказ об общем отступлении: у нас тогда совсем не было резервов. Я имел под моим командованием мелкие подразделения триста восемьдесят первой дивизии - всего, наверно, человек двести; около пятисот гренадеров из дивизии Великого курфюрста, немного пожилых солдат из разных запасных частей и около трехсот фанатиков из дивизии эсэс Зейса-Инкварта. Я перемешал их, насколько это было возможно. Если бы британцы взяли пленных, я хотел создать впечатление, что у меня большие силы. Я уже отдал приказ об отступлении на своем участке, чтобы предотвратить полный упадок боевого духа - многие из моих солдат были бессменно на передовой по восемь-девять месяцев, - как вдруг, по причине, которая так никогда и не выяснилась, британцы начали отходить сами. Когда ко мне поступило это сообщение, я сначала не пове- рил, но приказал атаковать всеми силами. Если солдаты устали и пали духом, надо заставить их действовать активно. Даже безнадежная атака лучше, чем ничего. Через два часа мы вернулись на наши прежние позиции, нанеся противнику тяжелые потери. Я получил "Рыцарский крест" с бриллиантами, но отмечаю в моих мемуарах, что не заслужил его. Ни разу за всю свою службу в армии я не сталкивался с такой необычной и даже таинственной ошибкой, как допущенная в тех обстоятельствах британцами. Ответил ли я на ваш вопрос?
Да уж, немцы - народ дотошный. Для человека, просившего извинения за то, что ему будет трудно говорить прямо с шумного коктейля, генерал Шванц справился с задачей просто великолепно.
- Большое спасибо, герр генерал, - сказал Отфорд. Вы дали мне более чем исчерпывающую информацию, я позволю себе послать вам мою книгу и надеюсь, вы с ней ознакомитесь.
- Простите?
Генерал почти безупречно изъяснялся по-английски на военные темы, но в обычном разговоре был не так находчив.
- Большое вам спасибо, - повторил Отфорд.
- Спасибо вам, и желаю успехов в вашей чрезвычайно интересной работе.
Отфорд повесил трубку и мрачно улыбнулся. Он позвонил Филипу Хеджизу и сообщил, что, возможно, придется внести кое-какие изменения в новое издание энциклопедии. Хеджиз был в восторге. Затем Отфорд зашел в цветочный магазин, купил большой букет алых роз и поехал домой.
Его жену успело уже утомить тягостное молчание семейного раздора, вызванного лишь некоторым недомыслием, а вовсе не злым умыслом. Подаренный букет заставил ее расплакаться, настолько поступок этот был не в привычках ее мужа. Вечером в постели Отфорд рассказал ей все.
- Я просто не мог посвятить тебя в это раньше, объяснил он, - мне и самому все было неясно.
- Я понимаю, - прошептала она, хотя на самом деле ничего не поняла.
Покосившись на нее краем глаза, он усмехнулся.
- Тем не менее мне понадобится завтра твоя помощь. Утром мы съездим повидаться с полковником Олбэном.
- Тебе нужна моя помощь? - Она была польщена.
- И еще как. Если я поеду один, у него может появиться искушение поколотить меня. Но я надеюсь, в присутствии дамы он не отважится на это.

Следующим утром Отфорды выехали в Саннингдейл. К домику полковника они добрались около половины двенадцатого. Днем он выглядел еще более убого, чем ночью. Он был собран из гофрированного железа, унылый вид его кое-как скрашивали побеги винограда и других ползучих растений. И лишь крошечный садик выделялся своей ухоженностью. Отфорд позвонил в дверь. Минуту спустя ее открыла миссис Олбэн.
Казалось, при виде Отфорда она пришла в ужас.
- Кто там еще? - послышался хриплый голос из дома. Миссис Олбэн не посмела ответить и в смущении замешкалась.
Появился полковник, сжимая в зубах погасшую трубку мундштуком вперед. Он был одет в шорты и толстый серый свитер.
- Какого черта вам надо? - бросил он резко. - Я ведь, кажется, указал вам в прошлый раз на дверь.
- Вы вовсе не указывали мне на дверь, - храбро ответил Отфорд. - Вы даже не предложили мне войти. Разрешите представить вам мою жену Джин.
Олбэн отрывисто кивнул, переводя неуверенный взгляд карих глаз с Отфорда на его жену.
- Может, лучше пригласим их зайти? - осмелилась робко спросить миссис Олбэн.
- Нет. Чего вы хотите?
- Мне известна правда о форсировании реки Риццио, и я намерен предать ее гласности.
- Да ведь правда об этом событии известна всем и каждому.
- Рядовой Леннок так не считает.
- Леннок? Где вы его откопали?
- Неважно.
- Он не может компетентно судить о том, что произошло.
- Ну а старшина Ламберт и майор Энгуин?
- Ламберт - наш худший тип кадрового солдата: приспособленец, подхалим. Что же до Энгуина, это просто упрямый осел, любитель среди профессионалов. Я буду отрицать все, что они ни скажут.
- А как насчет генерала Шванца?
- Генерала Шванца?
Полковник Олбэн улыбнулся еле-еле; такая улыбка - знак признания, что оппонент выиграл очко в споре.
- Входите, - сказал он. - Мадж, не потрудишься ли ты занять миссис Отфорд. Я хочу поговорить с мистером Отфордом наедине. В кабинете.
Джин взглянула на мужа, тот ободряюще кивнул.
- Я наварила варенья, - сказала миссис Олбэн, - с удовольствием вам покажу.
Джин направилась за ней явно без всякого энтузиазма. Это был мужской мир.
Отфорд последовал за полковником.
- Прежде, чем вы начнете разговор, - сказал ему Олбэн, - что вам бросилось в глаза в этой комнате?
- Ну конечно, фантастическая, потрясающая коллекция растений. Можно сказать, целый полк растений.
- Я согласен на любое собирательное существительное, кроме этого, - в голосе полковника снова зазвучал металл.
- Некоторые из них с Востока, не так ли?
- Да, - сказал полковник, - этот малыш - из Тибета, а этот отвратный уродец - из Кашмира. У меня тут растения со всего мира. И капризные же они, надо сказать. Приходится держать под стеклом, при разных температурах, а в жилом доме это нелегко. Однако при известной смекалке чего только не достигнешь. - Он улыбнулся. - Что вы и доказали.
- И давно вы этим занимаетесь? - спросил Отфорд.
- С тех пор как оставил военную службу. Больше вы ничего здесь не замечаете? Ну скажем, отсутствия чего-то? Отфорд молча огляделся по сторонам, ища ключ к загадке.
- Дело не в одной какой-то детали, - продолжал Олбэн. - Вам случалось бывать в домах военных людей? Отфорда вдруг осенило.
- У вас здесь нет ни одной фотографии встреч однополчан, - сказал он, - ни единой воинской реликвии, даже портрета фельдмаршала в рамке*. ------ * Речь идет о портрете фельдмаршала Монтгомери, непременном сувенире английских офицеров - ветеранов второй мировой войны. -------

- Совершенно верно, - ответил Олбэн. - Теперь мне с вами проще разговаривать. Хотите виски? Больше у меня ничего нет.
- Не рановато?
- Для виски никогда не рано.
Олбэн налил два бокала и протянул один из них Отфорду.
- Можно мне немного...
- Вода его только портит, - ответил Олбэн. - Поехали. Он присел на складной табурет, предоставив Отфорду сломанное кресло.
- Я хочу уточнить кое-что, - начал Отфорд. - Почему вы были так резки со мной, пока я не упомянул фамилию Шванца? И почему так гостеприимны сейчас?
Полковник рассмеялся и почесал щеку пропитанным никотином пальцем. Затем начал медленно набивать табаком трубку, обдумывая ответ.
- Ничего на свете я не ценю так, как ум. И восхищаюсь людьми, умеющими вовремя прислушаться к своей интуиции. Это ведь тоже свидетельство ума. Вы, пожалуй, именно так и поступили. И доказали мне, что вы не какой-нибудь олух, падкий на сенсации, а человек, учуявший, где тут собака зарыта, и сам, своим умом дошедший до сути. В прошлый раз я сделал все, чтобы обескуражить вас. Я сбил вас со следа, но вы тут же взяли его снова. Я восхищен, теперь вы достойны моего гостеприимства.
Да, по темпераменту судя, Олбэн был прирожденным лидером. И столь безмятежен в своем тщеславии, что на него невозможно было обидеться. Он не спеша раскурил трубку.
- Вы надеетесь услыхать мой рассказ, - продолжал он. - Но вы его не услышите. Все, что я могу для вас сделать, - дать вам возможность приятно провести время.
- И у вас нет никакого желания узнать, что сказал Шванц? - спросил Отфорд.
- Нет. Он несомненно сказал правду. По мне, лучше бы он ее не говорил.
- И вы согласны оставить неоспоренной версию событий, изложенную Гриббеллом?
- О да. - Ответ Олбэна прозвучал чуть ли не пренебрежительно. Подняв взгляд, он увидел недоуменное лицо Отфорда и громко рассмеялся. - Мои начальники испортили меня. Я ведь на самом деле был этаким переростком-бойскаутом, а в те времена именно это и ценилось в армии. Балканская кампания в конце первой мировой войны была для меня сущим развлечением со всеми этими капризными французскими офицерами, сербами, преисполненными собственного достоинства, болгарами с их уязвленными национальными чувствами и греческими коммерсантами, с очаровательной наглостью делавшими бешеные деньги. Потом, в Индии, я отличился умением блестяще играть в поло, и как следствие - быстрое продвижение по службе. Конечно, вокруг постоянно гибли люди, но я был молод и смотрел на это как на невезение в игре.
Он замолчал на минуту, разглядывая дымок от трубки.
- Проблемы начались, когда я прибыл во Францию в тридцать девятом. Мне казалось, что я очутился среди величайшего сборища кретинов, столько их сразу я еще никогда не видел. Их глупость была столь сокрушительна, что всякий раз забавляла. Солдаты только и знали, что драили свои пуговицы и с разбега кололи штыками мешки, с неистовым воплем, пугавшим их самих. Впечатление было такое, будто все обучение сводится к одному - сделать людей как можно более приметными для неприятеля. Я возмущался и жаловался, но без толку. Когда фрицы перешли в наступление, мы сделали все, что было в наших силах, чтобы облегчить их задачу. И можем тешить себя мыслью, что проиграли кампанию куда более убедительно, чем немцы ее выиграли.
Эфиопия после всего этого мне понравилась - это было возвращение к войне того типа, которую я любил. Не очень большие потери, пропасть превосходнейших пейзажей и здоровая жизнь на свежем воздухе. Потом Лондон, тепличное существование, завал канцелярской работы: знай перекладывай туманно составленные бумаги из ящичка "входящие" в другой - "исходящие". Я начал уже изнемогать от всего этого, когда меня послали в помощь старому Крауди Гриббеллу. Он пришел в ужас, увидев меня снова после стольких лет, но у него не хватило характера настоять на моем отчислении. Ему всегда не хватало характера, нашему Крауди. Впрочем, я чересчур щедр. Характера у него вовсе нет. И мы просидели на южном берегу паршивой речонки целых два месяца в бездействии, ожидая, когда же противник начнет отступать.
Я прекрасно понимал: фрицы блефуют. Слишком уж большую активность проявляли они на своем берегу, чтобы принять ее за чистую монету. Но старый Крауди на это клюнул. Он смертельно боялся наступления немцев. Тут его вызвали в штаб на ковер. Он вернулся, бледный от гнева.
Его всегда было очень легко обидеть, старину Крауди, чаще всего потому, что он не совсем понимал услышанное и боялся попасть впросак. Он пригласил кое-кого из нас пообедать с ним. Я помню этот обед - просто дьявольский кошмар. Кошмар в любом смысле. Крауди был преисполнен решимости не высовываться и не атаковать немцев и требовал от нас поддержки. "Черта с два я раскрою свои карты раньше бошей*", - сказал он. Я взорвался, заявил, что стыжусь служить под его началом, и прибавил кучу еще менее благопристойных вещей. В разговорах с ним я всегда перегибал палку, и потому только, что иначе до него бы ничего не дошло. Вернувшись к себе в штаб бригады, я решил испробовать на фрицах один из их же собственных старых трюков. Как только рассвело, первая рота двинулась вперед на очень узком участке фронта. Солдаты шли, вымазав дочерна лица, кто в нижнем белье, кто привязав к винтовкам простыни; курили, колотили в жестянки. Я возглавлял атаку в пижаме, курил трубку и читал на ходу "Иллюстрейтед Лондон ньюс". Мы шумели, как только могли. У одного парня нашлась волынка, набрали еще четыре горна и всяких там губных гармоник. А уж кричали - чертям небось тошно стало. Мы прошли сквозь позиции немцев, как нож сквозь масло, и через полчаса вступили в Сан-Мельчоре-ди-Стетто. ------ * Бош - презрительная кличка немцев, распространенная во Франции. -------

- А каковы были ваши потери?
- Один убитый, четверо раненых. И тут я совершил роковую ошибку. Вместо того чтобы просить поддержки у командира соседней со мной польской дивизии, я послал донесение Крауди. Он ответил, что я арестован, и приказал нам немедленно отходить, заявив: я, мол, погубил запланированную им общую операцию по взятию Сан-Мельчоре. Я ответил, что, поскольку Сан-Мельчоре уже в наших руках, надобность в таком плане отпала. Это только усугубило дело. Он обвинил меня во лжи. И последним приказом, выполненным мною в армии, стал преступный приказ об отступлении. Мы потеряли четыреста двадцать четыре человека. Вот так-то.
Олбэн помрачнел от охватившей его боли, потом улыбнулся снова.
- Вот я и сделал именно то, чего, как сам говорил, делать не хотел. Все рассказал вам. А знаете, почему я решился на это?
- Нет.
- Потому что я хорошо разбираюсь в людях. Мой рассказ - цена, которую я намерен заплатить за то, чтоб побудить вас держать все это в тайне.
- Как, вы сами не хотите, чтобы я восстановил истину? - Отфорд сорвался на крик.
- Истина? Что такое истина? - Олбэн налил себе еще виски. - На любом заседании всяческих ведомств, на каждой сессии парламента все прямо лезут вон из кожи, чтоб установить истину и зафиксировать ее в протоколах, а потом в них никто и не глянет.
- Пока не будет подан иск.
- Для возбуждения иска требуется истец. В данном случае его не будет. - Олбэн смерил Отфорда пронзительным взглядом и придвинул табурет ближе к креслу. Любопытно, поймете ли вы меня, - произнес он очень тихо, чуть ли не благоговейно. - Я всегда хотел детей, а у нас их никогда не было; и ничто не внушает такого почтения к жизни, как стремление дать жизнь и вместе с тем невозможность сделать это. Я понимаю, в этом мире приходится совершать определенного рода поступки и то или иное дарование ко многому обязывает нас. Я был хорошим солдатом. Не знаю, приходилось ли вам наблюдать за игрой в лаун-теннис. Мяч иногда замирает на секунду над сеткой, словно не может решить, на какую же сторону упасть. Есть солдаты, похожие на этот мяч, и я был одним из них. Они либо становятся великими военачальниками, либо их увольняют, потому что они ведут себя как великие военачальники, не имея достаточно высокого ранга, чтобы это сошло им с рук. Именно так было со мной. У меня был талант к воинской службе, и - имей я чуть больше терпения - талант мой провозгласили бы военным гением. Но в глубине души я не уверен, что так уж пекся о славе, когда перестал служить на передовой; потом стал чересчур уж печься о солдатах, когда лишился права быть среди них. Меня совсем доконало то отступление - проклятое, идиотское, преступное отступление из деревни. Мы потеряли четыреста двадцать четыре человека. Солдаты падали на моих глазах как мухи. Я шел обратно к нашим позициям и надеялся получить пулю в спину. Ничего другого я не заслуживал за трусость, с которой повиновался тупоумным приказам Крауди, вместо того чтобы просто сидеть в занятой деревне и ждать, пока кто-нибудь с крупицей разума в голове и соответствующими галунами на фуражке осознает всю важность нашей победы. Но знаете, в тот момент мне больше всего хотелось махнуть на все рукой. Ведь четыреста двадцать четыре убитых - это не просто четыреста двадцать четыре жизни, загубленных ни за что ни про что, четыреста двадцать четыре так и не успевших состояться человека, четыреста двадцать четыре имени на листке бумаги. Нет, это четыреста двадцать четыре образования, четыреста двадцать четыре интеллекта, четыреста двадцать четыре мира эмоций, четыреста двадцать четыре характера, образа мысли. И - горе восьмисот сорока восьми родителей. А погибли они по одной-единственной причине - из-за антипатии ко мне Крауди Гриббелла.
- Разве это не доказывает мою правоту? - взволнованно спросил Отфорд. - Гриббелл поступил просто чудовищно, а вас вынудили взять на себя вину за преступление, совершенное человеком, присвоившим себе всю славу последующей победы.
- Значит, вы так это поняли? - тихо спросил Олбэн. Я не согласен с вами, честно говоря, потому что меня это все не волнует. Но я не могу позволить вам вновь растревожить скорбь, дремлющую в сердцах родителей этих ребят, объяснив им, что дети их запросто могли остаться в живых. Пусть уж лучше я останусь виноватым. И знаете почему? У меня достаточно широкие плечи, чтобы нести это бремя. А у Крауди - нет. Для меня эта глава закрыта. Для него - нет. Он потратит всю оставшуюся жизнь, пытаясь оправдать свои действия из боязни, как бы не выплыла наружу иная версия. А со мной, Отфорд, мои растения, и мне все безразлично. Как чудесно следить за их ростом - листья день ото дня становятся чуть больше, ростки выбиваются из-под земли, тянутся к свету, дышат. Да, это компромисс, но он приносит мне удовлетворение - удовлетворение прекрасное и трепетное. Я устал от смерти, от грязи и слез и от решений, ведущих ко всему этому. Я счастлив. А Крауди - нет. Он сидит в своем унылом клубе и только и ждет, что же случится дальше. Он не может вынести этого. Я - могу. У меня на совести груз поменьше.
- Вы хотите, чтобы я обо всем забыл, - медленно произнес Отфорд.
- Да. Я прошу вас, обещайте мне все забыть.
- Но генерал Шванц написал книгу.
- Кто ее прочтет? Да и кто прочтет книгу Крауди, если уж на то пошло? И кто прочитает ваши статьи? Только друзья, враги да горстка студентов. В масштабе истории мы не так уж важны, и вы, и я. Так забудете?
- Н-да... - Отфорду не хотелось связывать себя обещанием, хотя безмятежное спокойствие Олбэна глубоко взволновало его.
- Я расскажу вам еще кое-что о Крауди, - сказал полковник. - Год назад умерла его жена, а его единственный сын погиб во Франции в последнюю неделю войны. Крауди никогда толком не знал любви и потому не чувствует сейчас ничего, кроме пустоты, ощущения какого-то обмана. Он достаточно глуп, чтобы ожесточиться. Что ж, нельзя долго сердиться на такую несчастную старую пустышку. - Олбэн налил себе третий бокал. - Я читал ваши работы, - продолжал он. - Вы хорошо пишете. У вас хлесткий, злой стиль. Вы намного моложе меня. Но в один прекрасный день вы вдруг поймете, что в каждом человеке есть нечто большее, чем замечаешь с первого взгляда. И вы добавите к написанному вами немного жалости. Вот тогда вы начнете расти, как эти цветы. У вас есть дети?
- Нет, - хмуро ответил Отфорд.
- Вам... ничто не мешает завести их, скажем, сейчас?
- Нет. Просто, пожалуй, было не до того.
- Господи! - взорвался Олбэн. - Вы даже не знаете, чего лишили себя!
- А вы знаете?
- Кому же и знать, как не бездетному родителю, решительно ответил Олбэн и улыбнулся. - И еще я знаю теперь, мы с вами понимаем друг друга, и для общего блага вы забудете обо всем, кроме моего неповиновения приказу. Солдаты - это дети, которые никогда не становятся взрослыми, Отфорд. Я сейчас становлюсь взрослым. Дайте же мне такую возможность. И, кстати сказать, станьте-ка взрослым сами, пока не поздно, пока вам не отвели еще персонального кресла в этих клубных яслях на улице Сент-Джеймс для впадающих в детство, куда престарелые младенцы приходят умирать.
Провожая Отфорда к двери, Олбэн добавил:
- Я, разумеется, не ударил в ту ночь жену. Никогда не делаю этого. Просто ломал перед вами комедию. Она замечательная женщина, моя Мадж, но до сих пор переживает, как, кажется, сейчас и вы. А я вот не переживаю, и Мадж не может мне этого простить.
- Я, по правде сказать, тоже не могу, - неловко улыбнулся в ответ Отфорд.
В машине на обратном пути Отфорд почти не разговаривал. И поскольку Джин отвратительно провела время, пытаясь вести светскую беседу с миссис Олбэн, в наступившем молчании снова начала собираться гроза.
- Куда ты направляешься? - вдруг спросила Джин.
- У меня дело в городе, - отрывисто ответил Отфорд.
- Тогда завези меня сначала домой.
- Это ненадолго.
Они не разговаривали больше, пока не доехали до улицы Сент-Джеймс, но, видя, как агрессивно Отфорд ведет машину, Джин поняла, что он расстроен.
- Если подойдет полицейский, объясни ему, что я сейчас вернусь, - сказал он, поставив машину у тротуара.
Отфорд взбежал по лестнице, перепрыгивая через ступеньки, и быстро вошел в гудящие от шепота пещеры своего клуба. Генерал сэр Краудсон Гриббелл сидел на своем обычном месте, уставившись в пустоту. Отфорд пристально глянул на него, охваченный холодной яростью. Голове своей генерал, как всегда, придал странное положение, чуть задрав ее кверху и словно ожидая, не осмелится ли невидимая муха опуститься на его чело. Иных эмоций его облик почти не выражал, если не считать смутного упрямства и уныния - неизменного следствия светского воспитания. Время от времени генерал моргал, и седые его ресницы схватывал солнечный луч. Рядом с ним никто не садился. Он был в одиночестве.
Вошел старый официант с бутылкой шампанского и поставил ее на низкий столик перед генералом.
- У вас праздник, сэр? - спросил официант, откупоривая бутылку и наливая вино в бокал.
- Да, - безучастно отвечал генерал, - день рождения сына.
Отфорд почувствовал вдруг ком в горле и бежал из клуба.
Подходя к машине, он посмотрел на сидевшую в ней жену. Она была прехорошенькая, но годы, пожалуй, чуть-чуть брали свое. А может, выражение лица стало грустнее, чем раньше, плотней сжались губы и поубавилось веселья в глазах.
Он сел за руль и улыбнулся ей.
- Дорогая, - сказал он, - я хочу получше узнать тебя.
Джин рассмеялась, правда, не очень-то счастливо.
- Не пойму, о чем это ты?
Отфорд взглянул на жену, словно видя ее впервые, и поцеловал так, будто они вовсе не были женаты.
Потом в тот же день Джон написал Хеджизу, что не будет вносить никаких изменений в статью. А еще через несколько дней, когда пришла книга генерала Шванца, он позабыл даже распечатать бандероль.

Перевод Ю. Зараховича.
+-------------------------------------------------------------+ |OCR, правка - Aleksandr Evmeshenko. Если Вы обнаружите ошибки| |в этом тексте, пожалуйста, вышлите строку из текста с ошибкой| |по адресам: e-mail: A.Evmeshenko@vaz.ru | | netmail: 2:5075/10.7 Aleksandr Evmeshenko | +-------------------------------------------------------------+
Питер Устинов. Добавьте немного жалости


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация